• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: italia (список заголовков)
21:16 

Доступ к записи ограничен

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:41 

di te'

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Когда-то в холодном последнем дне апреля мы открыли для себя Chiostro del Bramante. Под крышей галереи второго этажа А. грелась вкуснейшим горячим шоколадом из большой чашки, мы с Дж. пили cappuccino и ели шоколадные торты, заботливо приготовленные в местном кафе. Спокойная средневековая музыка и тишина двора околдовывают случайно нашедшего это потайное место в самом сердце Вечного города.
С тех пор каждый раз я захожу сюда, чтобы смотреть на немногочисленных гостей, заглядываю в книжный. Мне нравится сидеть на каменных скамеечках-уступах и прислушиваться к эху двора и лестниц, галерей, замечать, как чайки прилетают на старую часовню. Весной я всегда греюсь горячим чаем, знаменитым и прекрасным Tea Forte Co в шелковых пакетиках вытянутой пирамидкой с листочком на верхушке.
Летом мы приходим сюда от Quinto c лучшим в мире мороженным и смотрим на изящество Joan Miró.
Мне нравится смотреть на город с его холмов, от Villa Medici и Villa Borghese, проскользнув верхней дорогой к Piazza del Popolo. Мне нравится слышать Рим, видеть его крыши и купола, статуи, ветер, теплые стены и зеленые ставни. Но Chiostro дает возможность оказаться внутри, и иногда кажется, что это - настоящее сердце древнего города, и он впускает сюда не каждого.

@музыка: Sanctus & Benedictus

@темы: впечатления, avvocato G.R, Italia

21:00 

Czerwone maki na Monte Cassino

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
В Montecassino есть огромный и богатейший монастырь. Он стоит на высокой горе, гордо вздымаясь над окружающим пространством, и я вспоминаю книги, в которых о нем говорится. Даниэле рассказывал мне, что еще с детства был впечатлен величием этого места, даже уснув в поезде неприменно просыпался, подъезжая к Cassino. Поэтому в его "Confraternita del lupo" (Братстве волка) так хорошо описан монастырь из окон поезда, идущего в Isernia. У.Эко в "Имя розы" писал именно об этом монастыре. Его невозможно не заметить ни с поездов, идущих к югу из Рима - в Молизе, Неаполь и далее, ни с автострады. Всё вокруг - ниже его, окружающие горы ненамного, но уступают, и даже высоченные Abruzzi, до самого лета покрытые снегом, из-за особенностей зрения кажутся преклонившимися перед величием монастыря. А он взирает на земли, до сих пор принадлежащие аббатству, на виноградники, отданные крестьянам по средневековым контрактам, до сих пор действующим, заключенным в королевствах и государствах, которых уже нет; вглядывается в горизонт, который в ясную погоду уходит в море, лежащее в нескольких десятках километров.
Мы греемся на солнце, ожидая, пока монастырь откроют, и я теряюсь в теплом итальянском марте, голубом небе, на котором нет ни облачка, в свежем ласковом воздухе, в цветущей повсюду вишне. Дж. предлагает пойти в еще одно особенное место.
С другой стороны на гору и на монастырь смотрит польское кладбище. Огромный памятный монумент на покатом склоне холма с укоризной глядит на монастырь, показывая строгий огромный крест и могилы солдат, расположенные аккуратными рядами. Начинает казаться, что величие этого места теряется перед величием этих солдат. Здесь тихо и спокойно, но лесные птицы почему-то не поют. Всё укрывает особенная тишина, в которой развеваются большие польские флаги. Туристы тихо читают имена солдат, кланяются. Немолодая пара принесла цветы к одной могиле. Здесь лежат поляки, украинцы, белорусы, евреи, русские. Я читаю имена, звания, и к концу списка из больше тысячи имен к горлу подкатывает ком. Большинству из них было по двадцать лет. Какая судьба занесла их так далеко от дома, чтобы одать свою жизнь у чужого монастыря, в чужой стране. Кажется, эту твердь действительно защищали высшие силы. Битва при Montecassino вошла в историю Второй мировой войны, как одна из самых длительных и самых кровавых, по-сути ставшая битвой за Рим. Дж.рассказывает, что выжившие поляки не могли вернуться в Польшу, и большинство из них вынуждено было всю жизнь скитаться по Европе. Некоторые так и остались в Италии, остальные разъехались в Англию, Францию.
На выходе я читаю надпись на польском и перевожу Дж. и А. Проходящие супруги приветствуют нас и говорят мне что-то по-польски, я говорю, что русская, и они улыбаются. С трудом вспоминая кое-какие слова, объясняю, что не говорю на их языке, но читаю и понимаю. Они вспоминают русский, который когда-то учили в школе. Мы дружно молчим минуту к светлой памяти лежащих здесь солдат.

@музыка: Czerwone maki na Monte Cassino

@темы: эпизоды словами, впечатления, Мир вокруг, avvocato G.R, Italia

12:23 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
- Куда Вам столько багажа? - спрашивает веселый таможенник ранним утром. Все пассажиры, идущие на паспортный контроль в еще старом аэропорту недоумевают, почему этот человек такой веселый и такой громкий. Мы стоим прямо за девушкой, которой и предназначался этот вопрос.
Девушка улыбается, приобнимает стоящую с ней женщину:
- Я улетаю в Италию насовсем. Навсегда.
Таможенник с улыбкой и уже не таким громким "понятно" пропускает ее и родителей, идущих с ней, до линии паспортного контроля.
...
Это случилось три года назад, когда мы в первый раз летели в Рим. Мне запомнилась эта девушка и ее грустная улыбка, что-то особенное было в ее глазах, когда она отвечала таможеннику.
Сейчас я понимаю.
Вчера я купила билет в один конец.

@музыка: Indefinite leave to remain - Pet Shop Boys

@темы: самокопание и результаты раскопок, о личном, эпизоды словами, Italia

10:49 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Осень, и я заматываю повыше новый белый шарф, кутаюсь в итальянское пальто теплого синего цвета, оно совсем не умеет противостоять московским холодам. Снег засыпает город большими хлопьями, укрывает разноцветные листья в парках, и остается лежать между деревьев, освежая воздух на пару градусов. В этом году я спокойнее отношусь к снегу, в моей зиме его не будет. И нынешние октябрьские температуры - это римская на редкость холодная зима.
Когда Дж. сообщает, что домой пришло письмо с моей картой Trenitalia, которую я уже считала потерянной, - это последняя звонкая монетка в копилку.
Он прилетает и с восторгом смотрит вокруг - на облетевшие березы, серое небо, снег, укрывший всё за ночь, на белок, поменявших цвет и таскающих ягоды в свои дупла.
Мы согреваемся горячим чаем, и Дж. потихоньку привыкает пить его, а не caffe. Спустя два года после первого приезда мы уже основательно перенимаем привычки друг друга. Синьор и синьора Р.
Рассматриваем черно-белые дореволюционные и послевоенные университетские бабушкины фото, она рассказывает ему о своей семье и что-то о больших альбомах с профилями крыла самолетов. Он поразительно многое улавливает на русском. Мы спорим о разнице в произношении мягких "ль" в итальянском и испанском - это почти незаметная, но по-итальянски элегантная "gl" и испанская непроизносимая "ll".
Дж. просит меня готовить яблочные штрудели, которые особенно любит осенью. Анна говорит, что когда я вернусь в декабре, обязательно покажу, как печь традиционный, чтобы порадовать всю семью. А я думаю, что буду долго искать в Италии яблоки, похожие на ароматную и яркую антоновку.
В январе я буду учиться готовить по-итальянски, и у меня будет лучший в мире учитель - Анна.
Весь следующий год я буду учиться, учиться говорить на юридически-точном итальянском, отстаивать свою позицию перед именитыми профессорами, писать магистерский диплом, бродить по старому римскому университету, изучать старые и старинные почти бесценные книги, просто стоящие в коридорах старейшего юридического факультета (Римское право, история, философия права, - я была в восторге, попав туда впервые), ездить в Biblioteca Alessandrina, Biblioteca del Consiglio Nazionale Forense. Я буду пропадать в Риме, и Дж. будет со мной всегда, моим проводником, моей поддержкой, моей второй половиной.
А пока я нашла чудесный магазин, где беру тыквы и вкуснейшее чилийское оливковое масло. Я пеку пироги, Дж. заботится о хорошем вине на столе, о вкуснейших итальянских biscotti, об утреннем кофе. Мы гуляем по осенней Москве, я покупаю невероятное количество книг и не знаю, как повезу их с собой в Италию.

@музыка: nothing is something worth doing - shpongle

@темы: о личном, Мир вокруг, avvocato G.R, Italia

20:18 

Italian autumn

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
В пятницу, когда я сбегаю с работы, пью чай в небольшом кафе с видом на взлетную полосу. Вижу, как приземляется мой самолет, который через час забирает меня и переносит в теплый Рим. Со мной только небольшая сумка, первой прохожу паспортный контроль. Офицеры на минуту задумываюьтся, куда же ставить очередной штамп.
Мы ужинаем с добродушным и медлительным Паоло и его шустрым отцом, у которого острый взгляд очень живых глаз. Сарды в лучшем рыбном ресторане на via Merulana угощают меня вкуснейшими рыбными карпаччо, где-то находят русскую музыку, от которой хочется смеяться.
...
На второй день мы едем на море, где по-осеннему спокойно. Вода теплая, теплое ласковое солнце, легкий ветерок и ощущение свободы. Я купаюсь в осеннем море, ощущая себя один на один с ним. И это неповторимо.
Мне хочется смотреть на фото, вспоминая ощущения тех минут, спокойствие и счастье, в гармонии с собой, своим сердцем. В гармонии с миром.
Мальчишки рыбачат, и в этом есть какое-то особенное умиротворение и спокойствие.
Моя итальянская осень.
...
На третий день мы едем в маленький городок Rocca di Papa, где проходит ежегодная sagra delle castagne - праздник каштанов. Когда мы подъезжаем к старому городу, видим в нескольких точках (маленьких площадях) поднимающегося вверх по горе города дым от жаровен. Стоит выйти на улицу, как слышится запах костра и каштанов. Повсюду звучит музыка, играют дети. Иногда в толпе встречаются девушки в местных народных костюмах. Каштаны насыпают в бумажные пакеты, и каждому вручают стаканчик с вином. Люди устраиваются на солнце и с удовольствием чистят каштаны руками, которые становятся черными от золы.
На ярмарке мы покупаем большой перстень мурано, переливающийся внутри темно-синего, цвета ночного неба, стекла тончайшими точками от ультрамарина до сине-фиолетового. Дж.покупает на развале книги, я - записную книжку в кожаном переплете, которые делает молодой человек, живущий здесь. Он сам делает даже бумагу для своих творений.

@темы: Italia, avvocato G.R, впечатления

21:34 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
В холле театрального центра становится всё шумнее, эти разговоры, кажется, об одном и том же, слух вылавливает одинаковые слова. Но первые звуки спектакля заставляют замолчать, дарят невероятную тишину, в которой вдруг появляется белый человек с красными глазами. Danio Manfredini, в настоящем, или прошлом, или будущем. Так сложно уловить эту грань. Он один, в белой комнате, в пустоте, один на один с залом, который не дышит. В висящей на протяжении всего спектакля тишине слышатся только далекие шумы синхронного перевода с итальянского, в наушниках у зрителей. На протяжении всего спектакля меня не оставляет ощущение натянутой до предела нити, которая в любой момент может порваться. И когда мысленно достигаешь этого момента, актер начинает кланяться. Я выдыхаю, выпуская внутреннее напряжение.
Gabriel-Hound, спасибо. За этот день, за спектакль, за чудесное время в кафе, за прогулку по ночной Москве с брусничным чаем.
...
Когда осенняя грусть захлестывает меня, мы, как всегда неожиданно, встречаемся с М. В кафе с большими окнами на Садовое, с деревянными столами и стульями, запахом americano, бариста - рыжим мальчиком, похожим на ирландца. М. слушает мои рассказы об Италии, о поездке, планы, мысли, я говорю, говорю, а он слушает и улыбается. И от этого хорошо. Когда мы выходим на улицу, я замечаю, как он по-кошачьи слегка прищуривает глаза от удовольствия, вдыхая теплый осенний ветер. В эти дни Москва утонула в тумане, от которого на душе почему-то уютно, и который так мешает просыпаться утром. Осень - его любимое время года, и об этом даже не нужно спрашивать. А сейчас, спустя пару дней, мне кажется, что я тоже люблю осень больше всего. За разноцветье листвы на изумрудных газонах, за горьковатый запах жженого сахара, холодный ветер, за туманы, за домашний уют.
...
Когда уходит П., мое последнее сомнение остается где-то позади. Мы сидим в небольшом кафе с А., потом перемещаемся в Гудман, где пьем красный Карменер и едим настоящий сэндвич. Там нас находит Е. Мы, наверное, в последний раз собираемся за одним столом. Пока П. с Е. болтают, я смотрю на них с другой стороны стола, и невольно грущу по уходящему. Иногда оно становиться ощутимо, утекает меж пальцев, всё больше и больше. Когда Е. уходит, касаясь моей руки, оно разверзается пропастью.

...
Завтра утром - сложные переговоры, а вечером меня ждет зеленохвостый самолет, который через три часа после взлета приземлится в Риме, высаживая меня далеко от всех забот и осенней грусти. Это один из самых незапланированных побегов поближе к Дж., морю, второму дому.

@музыка: Nothing is something worth doing - Shpongle

@темы: Italia, avvocato G.R, впечатления, друг.[в душе, ловец моих снов, о личном, эпизоды словами

22:18 

da Fernando

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
- Море сегодня утром было просто великолепно! ровное, как стол, спокойное. Che spettacolo! - маленький пожилой итальянец подходит к нам, единственным посетителям кафе. Слово за слово, выясняется, что он - тот самый Фернандо, хозяин этого маленького уголка под названием Da Fernando, где делают самые вкусные panini - традиционные бутерброды в свежайшем хлебе. Они умудряются удивить всех, даже самых придирчивых посетителей. От простых с crudo - ветчиной, до бутербродов с тремя-четырмя вкусами, например, мои любимые pomodoro, mozzarella e tonno. Его супруга делает невероятно-вкусные брускетты, которые кажутся настоящим произведением искусства: pomodori pachino (маленькие и сладкие, как ягоды), порезаны на четыре части или половинки, несколько оставлены целиком, и ими засыпан большой круглый хрустящий хлеб, политый оливковым маслом. сверху - немного базилика, оливок, и готово.
Фернандо успевает рассказать нам о том, что внизу, по деревянной лестнице, когда спускаешься к морю, есть небольшая площадка. Это их маленький бизнес - шезлонги, зонтики. Там работает его сын. Сам Фернандо почти не ходит на море, потому что когда-то у него случился инсульт.
- Я хожу на море осенью и зимой. Оно совсем другое, и в нем есть своя, неповторимая завораживающая красота. Тот, кто по-настоящему любит море, наверное, зимой любит его даже больше. - и я мысленно соглашаюсь с ним, оттого, что знаю - каково это, когда на пустом пляже - морской ветер, разводы по песку, которые не разрушает ни одна нога, ракушки, волны. Или ранней весной, как у Антониони в его "Эросе", когда Реджина Немни медленно танцует на пустом берегу.
Фернандо спрашивает о нас, и Дж. говорит, что я русская. Пожилой мужчина всматривается в мои черты и через минуту уверенно заявляет: "Да, действительно, по лицу ясно, что она русская". Он не спрашивает о холодах, зимах. Спрашивает, почему я здесь, ведь в этих краях они не привыкли к иностранцам. Мы говорим, что в субботу у нас свадьба, и он осыпает нас поздравлениями и пожеланиями, а потом возвращается с бутылочкой хорошего spumante, которое мы с удовольствием распиваем на троих.
Когда мы возвращаемся с моря и идем к машине мимо его кафе, он весело машет нам из бара: "Ciao avvocati! Tornate!", - пока, адвокаты! Возвращайтесь!

@музыка: sea sand and sun - arnica montana

@темы: эпизоды словами, впечатления, avvocato G.R, Italia

13:30 

Last night

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
— Зря я тебя привела сюда. Теперь я буду не любить эту кухню, потому что все в ней будет напоминать о тебе.
— Ты с ним — потому что он появился первым?
— Да… И я люблю его. И тебя я тоже люблю, и мне нравится, что можно сейчас сказать правду. И мне нравится преданность, верность… и вся эта фигня. Даже сейчас.

...
— Напомни, почему у нас не сложилось?
— Расстояние.
— Люди любят и на расстоянии…

...
— Почему ты перестал посылать мне e-mail?
— Этого стало мало…

...
"Прошлой ночью в Нью-Йорке", встретившийся эпизодом поразительно случайно в салоне накануне, ночной кофе со сливками, записная книжка и карандаш. Молчащий телефон рядом. Дождь за окном.
Дж. желает мне спокойной ночи, а я чувствую себя Джоанной, - когда я не могу уснуть, я думаю о тебе.

Думаю о том, как завтра снова буду готовить последние документы в Римский университет, о том, что Дж. говорит мне "я решил, в январе я увожу тебя и не спорь". Он знает, что я согласна, что с трудом переношу эту осень здесь. И мне хочется плакать, тихо, потому что мне не забыть последнюю московскую весну.

@музыка: so long, lonesome - explosions in the sky

@темы: Italia, avvocato G.R, о личном, цитатник моей жизни

12:13 

бежать

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Осень начинается в Москве, и я бегу от нее на юг. Всегда на юг.
Первый глоток римского воздуха - душный, жаркий, летний. Грусти совсем нет, она еще не чувствуется в воздухе. Я бросаю чемодан в машине и мы едем к морю, гуляем по пляжу, едим мороженное. Прохожие смотрят на меня с удивлением. Я - их первое напоминание об осени, вступившей в свои права на севере.
Когда и в Рим дожди начинают все чаще спускаться с гор, мы срываемся в ночь и едем по залитой дождем Autostrada del Sole всё дальше на юг, за Неаполь. Оставляем слева черную громадину Везувия, смешные вывески с рекламой супермаркета в Помпеях. Делаем остановку, и в кафе, где продают шоколад от самых маленьких упаковок до килограммовых плиток, пасту, консервированные помидоры, огромные оливки в банках, которые итальянцы покупают по-пути, берем кофе вместе с тремя монахами-францисканцами в сандалиях и коричневых сутанах, подпоясанных простой веревкой. По соседству мужчины смотрят calcio, играет Палермо.
Выехав на извилистую ленту дороги, прокинутой высоко над морем по краю скал, мы распахиваем окна и впускаем теплое дыхание моря.
Осень пытается настигнуть и в первую ночь в Прайано гремит грозой, бьющей в скалы высоко над нами. Я оставляю двери, выходящие на террасу, распахнутыми. Высокие горы не пропускают ее, и она только бессильно хмурится низкими облаками, застревающими на вершинах. Просыпаюсь с восходом солнца и босиком выхожу на улицу. С головокружительной высоты смотрю, как море, берег, сосны, - начинают приобретать сначала едва уловимые цвета, оттенки, а затем возвращают себе все яркие краски этих мест. Вижу, как по морю разбегаются лучи, оно меняет свой оттенок на яркий голубой и начинает смеяться бликами.

@темы: Italia, avvocato G.R, впечатления

01:06 

matrimonio

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
G. e N. hanno celebrato il suo matrimonio il giorno 15 di settembrе 2012.
Сегодня я стала синьорой Р.

@темы: о личном, avvocato G.R, Italia

14:41 

Tempio di Giove Anxur

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
После бесконечности крыш плоской Terracina, после ее плоского морского дна, переполненных пляжей, знакомых лиц, - мы едем вверх, все выше в горы, и дышать становится легче. Машинка крутится по дороге, опоясывающей гору, и вот уже появляются виды долины, я вижу вдалеке Сан Феличе и камни Троянской крепости. А потом вдруг открывается вид на сухие травы, камни и море повсюду. Голубое, яркое, разрезанное изредка белыми полосами от яхт и кораблей. Мы взбираемся все выше, к старой крепости. Окутывает тишина и теплый ветер. Среди развалин средневековой крепости спокойно спит кот, свернувшись в клубок. Вокруг ни души, только мы идем по полуразмеченным тропкам все дальше к сердцу этого места – старому храму Зевса. Римское Giove говорит о Юпитере, верховном божетсве пантеона, который, впрочем, соответствует Зевсу в греческой традиции.
Греки были здесь первыми, и я чувствую это где-то внутри.
Мы заглядываем во все ниши каменных построек, я свешиваю ноги с остатков каменной стены, внизу – головокружительная высота, а впереди – только море вдалеке тоненькой линией нежно касается неба. Ветер треплет волосы, и я чувствую себя маленьким ребенком, чистый восторг внутри.
Дж. ведет меня дальше, в самое сердце этого места. По старой тропке, идущей по краю холма, теряюсь в удовольствии цветов – лазурно голубой и палевый - от выжженных на солнце трав, золотистый от солнца, немного чистого белого. Мы ныряем в гулкую анфиладу, кажущуюся бесконечной. Она была построена еще древними греками.
Своды настоящей пещеры прекрасно отражают каждый шорох, ветер доносит сюда шум воды и далекого города. В арочных проемах есть только море. Меня не отпускает ощущение, что внизу, на поверхности воды, галера должна стоять на якоре. Мы продвигаемся все дальше и по центру находим небольшую внутреннюю пещеру оракула, едва заглядываем внутрь, и слышатся далекие голоса (или это только кажется). Под сводами тихо и гулко, с высоты открываются высокомерные божественные виды на окрестности. Это место под стать своему хозяину. Я думаю о том, что Зевс все еще возвращается, разбрасывая гром и молнии на окрестности именно отсюда.

@музыка: Le quattro stagioni - Vivaldi

@темы: avvocato G.R, Italia, впечатления, путешествия большие и маленькие

18:56 

Sperlonga

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Я влюбляюсь в этот город с первого взгляда, едва завидев его с витиеватой дороги, идущей над морем, длинными тоннелями сквозь горы, выходящие прямо в лазурную воду. Глаза Дж. такие же ярко-лазурные, отдают хрустально-чистыми бликами на солнце. Мое итальянское лето - в его глазах, улыбке, мягком и настойчивом теплом воздухе вокруг, в солнце, которое играет с чистейшей водой, в зелени олив и сосен. Мы скользим по дороге, разглядывая внизу маленькие бухточки-пляжи. Чем дальше на юг, тем больше тоннелей и крошечных пляжей, тонущих в зелени. Захватывает дух, когда я представляю нашу поездку в сентябрьские Amalfi, Positano, Sorrento.
Сперлонга появляется неожиданно, и я уже не могу оторвать взгляд от этого чуда. Город вырастает из скалы, домики с кованными балконами, засаженными цветами, вырываются из камня и тянутся вверх, выглядывая друг из-за друга. Я перенимаю итальянскую привычку говорить о городе "она".
Сперлонга светлая, белая, с узкими улицами, цветущими олеандрами и другими кустами, растущими откуда-то из-под земли, из этой скалы, забирает кусочек моего сердца. В полдень и после, в самый разгар послеобеденной жары, мы бродим по узеньким улочкам, так неожиданно обрывисто спускающимся к небольшим площадкам над морем. По этим улочкам кроме нас гуляет только ветер, разносящий крики и смех отдыхающих где-то внизу, на пляже. Этот ветер игриво увлекает нас бродяжничать, как и он, и открывает небольшие площадки, где сквозь открытые двери мы видим играющих детей, слышим звон посуды перед обедом, чувствуем запах традиционных i primi, аромат свежей рыбы. На другой площади находим старый колодец (мне страшно представить, куда же он ведет, на какую глубину, и как сквозь эту скалу его проделали) и стены домов, расписанные историей борьбы с saraceni.
Обедаем в небольшом ресторане, примостившимся прямо на небольшой площади и изгибах близлежащих улиц. Рядом соседствует магазин подарков с красивым крыльцом, белым старинным морским фонарем и связками лаванды прямо под маленьким козырьком.
Мы берем домашнее мороженное в какой-то старинной gelateria и усаживаемся на сглаженные и отполированные ветрами и прохожими ступени в одном из маленьких тихих переулков, чтобы смотреть на раскинувшееся впереди, внизу, повсюду, - море. Мы молчим, не нарушая монолог ветра. Если прислушаться, он доносит шепот когда-то произнесенных там слов, тихо-тихо.
Я вспоминаю А.Барикко: "Se c’è un luogo, al mondo, in cui puoi non pensare a nulla, quel luogo è qui. Non è più terra, non è ancora mare. Non è vita falsa, non è vita vera. È tempo. Tempo che passa. E basta…" - Если и есть в мире место, в котором ты можешь не думать ни о чем, то это место здесь. Это уже не земля и еще не море. Не мнимая жизнь, и не настоящая. Это время. Время, которое идет. И всё...


@музыка: Desire - Evan London feat.Domenico Cascarino e Luca Lombardi

@темы: цитатник моей жизни, впечатления, Мир вокруг, avvocato G.R, Italia

11:06 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Я выхожу в вечернем Фьюмичино и погружаюсь в вязкий жаркий воздух, не душный, когда чувствуешь себя на давящей глубине, но и не такой сухой, как в Испании. Мы едем по Autostrada del Sole на юг, смотрю на дома и участки, засаженные оливами и виноградом, и замечаю небольшие изменения на таких знакомых домиках. Зелень кругом и цветущие олеандры.
Autostrada del Sole совсем не освещается в темноте, и я думаю, что это справедливо - ночной отдых от яркого дневного солнца.
Мы ужинаем prosciutto con melone - ветчиной с дыней, слегка охлажденной, сочной, и я чувствую себя дома.

@темы: avvocato G.R, Italia

17:18 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Сегодня - день рождения Вечного города. Рим открывает ворота и смотрит на всех с улыбкой бессмертного.
Я пропускаю день рождения уже в который раз, но он знает о моих чувствах и ждет. Я люблю его так, как ни один другой. Кажется, хватило пары часов холодного дождливого апрельского дня, чтобы связать мое сердце навсегда.
Рим может быть серым и дождливым, солнечным и улыбающимся, суетливым и шумным, - но все это Он, с его загадочной и каждый раз по-новому открывающейся душой.
Как бы мне хотелось оказаться там сейчас одной. Затеряться среди улочек в Trastevere или сидеть на продуваемой ветрами каменной ограде Giannicolo.
***
В Москву пришла весна. Я просыпаюсь рано утром и распахиваю окно на своей солнечной террасе. Город врывается внутрь свежим воздухом и суетливым утренним шумом.Я с высоты смотрю на бесконечное движение, а потом сама ныряю в него, распахнув тяжелую дверь подъезда.
***
Е.Ц.

@музыка: summer in new york - michael franks

@темы: Italia, Мир вокруг, ловец моих снов, о личном

23:44 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Я разглядываю Италию под густыми сероватыми облаками, скрывшими почти всю страну. После Альп высоченных, со снежными хребтами, аккуратными линиями гребней, разбегающихся в разные стороны, и россыпями домишек в горных долинах, самолет ныряет в облака, режет их острыми крыльями, оставляя рваные ватные края-потоки. Под облаками - зеленые поля, курящиеся трубы, красная черепица. Самолет так плавно касается земли, что у меня перехватывает дыхание.
Автострада кажется единственным реальным потоком, все вокруг утопает в густом утреннем тумане, сквозь который проступают силуэты деревьев, развалин старинных домов.
Мы завтракаем в кафе "Mastroianni" с удобными диванчиками, свежими cornetti и вкусным ароматным cappucino. Каждый раз я понимаю, как мне не хватает в Москве настоящего итальянского кофе. На стенах - черно-белые фото Marcello, красивые сцены из La dolce vita, красавица Сильвия.
***
После полудня солнце растворяет туман и ласково согревает. Мы видим, как Италия утопает в цвету, вишни и деревья с большими нежными цветами стоят, еще не покрытые листвой. Вдоль дорог красуются ярко-желтые и красные кусты. Мы забираемся все выше вверх, в горы. Фумоне приветливо согрет солнцем и не встречает нас пронизывающим осенним ветром и инеем, как тогда в ноябре. Домики по-прежнему вырастают из скалы, старушки из окон смотрят на горы, покрытые снегом, на зеленые поля долин и холмов. До меня доносится запах итальянской весны - свежей травы, солнца, цветущих деревьев, вишен, костров, сжигающих все старое и зимнее.
Старая синьора в маленьком магазинчике продает чудесные керамические поделки и домашнюю Ratafia. Поделками увешаны все стены, их можно разглядывать бесконечно. Это и простые украшение, и чудно сделанные фасады домов, каждый - особенный. Синьора говорит - у каждого из них своя история. Я охотно верю, и даже, кажется, начинаю понимать некоторые. Нам нужно будет приехать сюда снова, чтобы купить один из таким керамических фасадов для нашего дома. Я уверена, что он будет ждать нас здесь чуть позже.
Дж. понимает меня без слов, просто улыбается и едва заметно кивает. Мы берем домашнюю Ratafia, я заглядываюсь на фигурки маленького привидения и синьора рассказывает, что это маленькое, но доброе привидение, которое живет в замке на самой вершине. Она угощает нас большим сладким печеньем с апельсиновым вкусом, которое печет ее дочь.
Я в Италии, и мне здесь бесконечно хорошо.
Мы бродим по каменным улицам, смотрим на распахнутые окна, цветы в горшках и праздничные весенние ленты. На тихой площадке кошка греется на солнце, совсем не реагируя на незнакомых посетителей.
Перед отъездом я в последний раз заглядываю в чудесную лавку у подножия замка. В ней всегда горят свечи и висит бесконечное множество красивейших поделок. Внутри оказывается настоящее волшебство - все поделки сделаны вручную, особенные бомбоньерки, старинные сервизы, подсвечники, пасхальные, рождественские игрушки. В этой лавке можно провести целый день. В дальней комнате обнаруживаю большое Шеффилдское блюдо и серебряный сервиз. После этого я уверена, что здесь творится настоящее волшебство.

@музыка: Early Sunrise - Matisse and Jury Jet feat S. Khovansky

@темы: о личном, впечатления, Italia

23:37 

T.G.

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Что-то едва заметное, воздушное, взметнулось на севере, взмахнуло бабочкиным крылом в солнечное небо с белыми уже летними облаками, и мне вдруг стало грустно. Сейчас мне кажется, что я почувствовала что-то невыразимое, щемящее в ту самую минуту. И сидя на горячем камне в уголке между Умбрией и Тосканой, глядя на Север, вдруг подумала о Pennabilli. Сейчас я знаю, что в тот момент он опустел, и бабочки с огромными крыльями уже не кружатся над холмами, замерев и в картинных рамах, тени Федерико и Джульетты не так ярко складываются из голубков. Только солнце всегда будет нагревать тростник, который будет хранить в себе тепло летних дней. Он ушел, взглянул на нас своим мудрым взглядом с грустной улыбкой старого льва из его истории. Он ушел, когда перед моим взглядом расстилался неровный лоскутный ковер Тосканы и Умбрии.

«Io sono soltanto affezionato alla parola. Le immagini che sono dentro la parola sono infinite»

«Non è vero che uno più uno fa sempre due; una goccia più una goccia fa una goccia più grande»


Tonino Guerra

@музыка: Kiss the rain - B.Meyers

@темы: Мир вокруг, Italia, цитатник моей жизни, о личном

12:53 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Италии обязан я, по крайней мере, тем, что разучился смеяться. Дай бог, чтобы это осталось. (А.Блок)

@темы: цитатник моей жизни, Italia

12:06 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Это море в марте вкусней мартини.
Чайки в раме неба, и мы в картине,
снятой Пьером Паоло Пазолини.
Я не Мартин Иден, но кто докажет,
если солнце — в море, а рама — в саже.
Мы одни с тобою в пустом пейзаже.
(с)

@музыка: Pearls - Ilaria Graziano

@темы: стихи (из и-нета, Italia

17:36 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Холода, наконец, отступили, и скоро снег совсем сойдет с зеленых газонов. В прошлом феврале мы грелись на солнце у Капитолия и удивляли римлян легкой одеждой, нам устраивали странный фуршет на ветреной террасе римского университета, мы пили утренний кофе на крыше отеля, и ничуть не мерзли в одежде с коротким рукавом.

Сейчас город все еще сохраняет тихое изумление от лежащего кое-где снега, и кажется, что многие жители хотят сохранить его как можно дольше. А мы уже строим планы на март, я чувствую приближение Весны, и в Chiostro del Bramante открывают выставку, посвященную Miró. Весна, его легкость и невесомость приводят меня в восторг. Я представляю, как мы пойдем на выставку с А. и Дж., пройдемся по их книжному магазину и выпьем кофе или прекрасный горячий шоколад в больших чашках, который умеют делать только там. Я буду смотреть на голубое небо, старую башенку, и слышать, как по пустому двору, вдыхая вздух весны, гуляет призрак старого кардинала.

@музыка: dream a dream - charlotte church

@темы: Italia, avvocato G.R, о личном

Летящие страницы

главная