• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: о личном (список заголовков)
01:56 

lock Доступ к записи ограничен

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
- Я приеду ближе к концу и заберу тебя оттуда..
Жду его звонка и сообщений, стараясь сосредоточиться на работе. Погода предательски портится, и наша очередная прогулка оказывается отложенной на неопределенное время.
Он встречает меня у автобусов, запрыгиваем в один из них и долго ждем отправления, никуда не спеша и не находя слов, потому что иногда слова не нужны. Мы расстались меньше суток назад, а сейчас он снова держит мою руку и смотрит своим почти гипнотическим взглядом. В большом торговом центре замечаем Illy и решаем выпить по чашке хорошего кофе, чтобы отвлечься от задумчивости, навеянной дождем. Берем блинный пирог, один на двоих, смеемся. Нам так легко говорить о разном. В кино остаются только самые неудачные места, и мы уходим. Укрываемся от непогоды в небольшой пиццерие с большими бархатными диванами с высокими спинками и боковинками. Исчезаем для всех в уютном уголке с видом на дождливый переулок и огни Тверской. Долго выбираем пасту, совсем не сомневаемся в вине и тонем в этом уюте, несмотря на итальянскую попсу и шум басов соседнего dj бара. Вспоминаем о времени позже обычного, спешим в метро и привычным маршрутом. Я знаю, что он не успеет на последний поезд, чтобы вернуться домой, но мы никак не можем расстаться.
***
die magische tijd

URL
16:00 

Первый день лета

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Начало лета, прохладное, словно специально создает майские температуры и грозы, чтобы продлить нашу весну, в которой мы немного не успели.
Спустя пару часов после прощания встречаемся в старой Москве, и это уже становится традицией. Вечер теплее, чем должен был. Мы идем по бульварам, внезапно сворачиваем на старый Арбат, проходим его до конца, рассматривая музыкантов, художников и прохожих. Похожие на двух кошек, долго не можем отойти от уличного художника, рисующего граффити. Замираем от того, как на белом листе вдруг постепенно проявляются образы. Он рисует радужные линии, а потом кривой черной дугой перечеркивает их, и мне становится ужасно грустно. Внутри гашу крик, готовый вырваться, когда огонь вдруг начинает бежать по черноте, чтобы потом медленно гореть и угаснуть от дуновения.
Ужинаем в McDonalds и смеемся от какой-то детской простой радости. Гуляем по Садовому, в один момент замечаем, что остались совсем одни, не считая пролетающих мимо машин. Останавливаемся у памятника Бродскому. Внутри меня - многочисленные строчки его стихов. Я молча смотрю на памятник, задумчиво глядящий в темное звездное небо, начинает кружится голова. Теплая рука Е. - единственное, что удерживает меня в реальности. Заглядываем в парк у Сатиры, где еще веселятся компании, похожие на театральные капустники. У Маяковской слушаем приятную музыку из кафе и ныряем в теплое метро. Е. рассказывает мне об архитектурных особенностях станции, когда сказанное у одной колонны, можно услышать на противоположной стороне. Я рассказываю ему об особенных мозаиках на потолке.
Мы едем по ветке, где рискуем встретить наших общих знакомых, играющих в покер по пятницам. Шутим, так и не придумав оправданий. Оттягиваем прощание всеми возможными способами, гуляем по пустым улицам, а потом долго не можем наговориться, несмотря на то, что ему нужно возвращаться на другой конец города. Мы вместе медленно тонем в музыке и образах, а я исчезаю в той бережности, с какой он касается меня.
До завтра..

@музыка: all this things were done in secret - pigeon detectives

@темы: ловец моих снов, о личном

15:47 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Полночь застает неожиданно и каким-то особенным волшебным ощущением, что город опустел. Он еще хранит шум, звуки машин, и они проезжают мимо по шоссе за деревьями, и только для того, чтобы сохранить антураж ночного города. Мы уже расстаемся, но каким-то странным стечением обстоятельств за несколько секунд снова оказываемся напротив друг друга и смотрим в глаза. Я почти слышу полуночный бой курантов где-то вдалеке, стоя на самом краешке верхней ступеньки, чувствую себя Золушкой, озябшей от свежего ночного ветра.
"Как же не хочется тебя сейчас отпускать!..", - обнимает меня с той нежностью, с какой умеет это делать только он.
...
Он встречает меня на людной площади у метро, и только спустя какое-то время я понимаю, что сразу увидев его, даже не смотрю по сторонам. Я иду по невидимой нити, проложенной нашими взглядами.
Мы идем по моему самому любимому району старой Москвы в центр, к каналу, горбатому мостику с замочками, переходим набережную дважды, любуясь редким ракурсом Кремля на фоне голубого неба с красивыми кучевыми облаками, создающими особенный свет, в котором тонко-тонко золотятся купола соборов. Заходим в уютный дворик у Софийской колокольни и, кажется, оказываемся в другом времени и другом городе. В тихом дворике - кованая беседка и увитая плющом стена, а с другой стороны - фотографии церкви и православных, играющие друг с другом дети в непривычном спокойствии. Вокруг разносятся звуки вечерней службы.
Проходим Красную площадь, в ГУМе балуемся лимонадом и сидим на мостике Фестивального кафе, прячась от жаркого торгового центра под зонтиком с маленькими вентиляторами, рассматриваем новую коллекцию велосипедов, с балкончика наблюдаем за действом спортивного праздника на площади. В Камергерском смотрим на затерянную среди летних веранд дверь любимой Кетамы и их интересную веранду на втором этаже. (Я так мечтаю оказаться здесь однажды вместе, чтобы послушать Easy on the Motion.) Спускаемся к Петровке, минуем "Керосинку", где играл его друг. Рассматриваем медведя у Берлинского дома, заглядываем в фермерский ресторан, где на столе стоит пирамидка из сгущенок. По Петровке поднимаемся к Бульварам, почти пустым, идем к Трубной площади, и уже основательно уставшие, оказываемся в Tapa de Comida.
Мы похожи на студентов, заказываем только по бокалу красного из Rioja. Мне достается любимое сухое и жаркое, какое бывает только в этом регионе Испании, Е. пьет вино с терпким ягодным привкусом. Мы согреваемся и шутим, в стекле бокалов отражается блеск глаз. В Тапе мы теряем счет времени и выходим, когда над городом повисают сумерки. Идем по тихим улочкам от Последнего переулка, и ныряем в ночную жизнь на Сухаревской. По бульварам оказываемся у Чистых прудов, встречаем веселых рокеров, которые просят монетку на алкоголь. Когда говорим, что у самих осталось мало, они предлагают нам взять из их мешка. Мы смеемся все вместе, а потом оказываемся в теплом метро. До полуночи остается полчаса.

Listen or download Journey Kiss Me Softly for free on Prostopleer

@музыка: kiss me softly - journey

@темы: эпизоды словами, о личном, ловец моих снов

23:05 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Между "да" и "нет" есть искуственная бесконечность "бы".

@музыка: your love - aelyn

@темы: о личном, ловец моих снов, цитатник моей жизни

14:49 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Почти все, что пишется, пишу в желтую записную книжку с флорентийскими страницами. И это "почти все" касается этой странной теплой весны, в которой все вдруг расцвело и зазеленело, а над городом гуляют серые облака. Я не пишу, потому что эта весна отзывается в моем сердце не словами, а музыкой. Она почти измучивает меня томительными ожиданиями и систолами. Не хватает воздуха внутри, не хватает сил глубоко вздохнуть и рассмеяться.

@музыка: Meet me at the corner - Red Hot Chili Peppers

@темы: о личном

00:58 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Я перебираю цитаты из "Волхва" Фаулза и они проникают в мою кровь, читаю стихи Аюны - и они в моем сердце. Ирландский Jameson разжигает чувства еще сильнее, заставляя кровь кипеть. Я пишу это в пустом последнем автобусе пьяной майской ночью. Так бывает, когда текущее - это молчание после отправленной в дождь Thinking of you, когда настоящее махнуло белым крылом. Есть только ночной город, весеняя ночь, ирландский паб, бьющееся стекло и Led Zeppelin на весь Арбат.

@музыка: thinking of you - sorrow&shura

@темы: ловец моих снов, о личном

00:39 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
мне жаль что тебя не застал летний ливень
в июльскую ночь на Балтийском заливе,
не видела ты волшебства этих линий..
...
Поздно ночью
Через все запятые дошел, наконец, до точки.
Адрес, почта...
Не волнуйся, я не посвящу тебе больше ни строчки.

(с) А.Васильев

@музыка: письмо - сплин

@настроение: болею им

@темы: ловец моих снов, о личном, стихи (из и-нета

21:41 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Теплый парк, пьянящий воздух весны после прошедшего дождя, мягкое вечернее солнце.
Вкусные горячие бутерброды с кориандровым соусом, лимонад, ночной город, смотровая. На расстоянии прикосновения, но не касаясь.
Город внизу разгорается все ярче. Откуда-то начинают взлетать несметные небесные фонарики. Один из них запускают прямо рядом с нами. Он улетает в небо и внезапно исчезает.
Проводит рукой по моей спине. Я чувствую этот ток и тепло ладони сквозь тонкий пиджак.
Идем по темному парку. Спускаемся все ниже по крутой лестнице. Моя рука оказывается в его ладонях. Уже не отпускает. В его прикосновениях, в мягком тепле рук, в свете глаз - бесконечная нежность до исступления.
Она проникает в кровь, как наркотик.
Как светятся в ночи его темные глаза, когда я выхожу из машины и исчезаю в подъезде.

@музыка: sky is the limit - Lothos feat. Kimia

@темы: ловец моих снов, впечатления, о личном

17:18 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Сегодня - день рождения Вечного города. Рим открывает ворота и смотрит на всех с улыбкой бессмертного.
Я пропускаю день рождения уже в который раз, но он знает о моих чувствах и ждет. Я люблю его так, как ни один другой. Кажется, хватило пары часов холодного дождливого апрельского дня, чтобы связать мое сердце навсегда.
Рим может быть серым и дождливым, солнечным и улыбающимся, суетливым и шумным, - но все это Он, с его загадочной и каждый раз по-новому открывающейся душой.
Как бы мне хотелось оказаться там сейчас одной. Затеряться среди улочек в Trastevere или сидеть на продуваемой ветрами каменной ограде Giannicolo.
***
В Москву пришла весна. Я просыпаюсь рано утром и распахиваю окно на своей солнечной террасе. Город врывается внутрь свежим воздухом и суетливым утренним шумом.Я с высоты смотрю на бесконечное движение, а потом сама ныряю в него, распахнув тяжелую дверь подъезда.
***
Е.Ц.

@музыка: summer in new york - michael franks

@темы: Italia, Мир вокруг, ловец моих снов, о личном

22:59 

lock Доступ к записи ограничен

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Внутри переполняет слишком живая энергия, слишком сильная, разрушительная. Я еще стараюсь сдерживать ее, но лампочки взрываются от прикосновения к выключателю, а люди рядом начинают ссориться. Я погружаюсь в музыку, надев большие наушники и включив звук погромче.

URL
22:59 

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Как для одних необходимы слова, как для других необходим труд или борьба, так для меня необходима любовь — как воздух, как еда, как сон. Любовь составляет необходимое условие моего человеческого существования.

(c) Леонид Андреев

@музыка: everything goes - club 8

@темы: о личном, цитатник моей жизни

00:47 

lock Доступ к записи ограничен

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Бьешься ты в миллиметре от лезвия, ахиллесово сердце мое.. (А.Вознесенский)

URL
22:19 

lock Доступ к записи ограничен

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...

URL
15:10 

Доступ к записи ограничен

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Мне бы очень хотелось, чтобы Е.Ц., появившись на последней странице моей старой записной книжки, остался там. Но я уже вычертила карандашом его инициалы в новой солнечной книжке из Умбрии, с плотными флорентийскими едва желтоватыми страницами.

URL
23:44 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Я разглядываю Италию под густыми сероватыми облаками, скрывшими почти всю страну. После Альп высоченных, со снежными хребтами, аккуратными линиями гребней, разбегающихся в разные стороны, и россыпями домишек в горных долинах, самолет ныряет в облака, режет их острыми крыльями, оставляя рваные ватные края-потоки. Под облаками - зеленые поля, курящиеся трубы, красная черепица. Самолет так плавно касается земли, что у меня перехватывает дыхание.
Автострада кажется единственным реальным потоком, все вокруг утопает в густом утреннем тумане, сквозь который проступают силуэты деревьев, развалин старинных домов.
Мы завтракаем в кафе "Mastroianni" с удобными диванчиками, свежими cornetti и вкусным ароматным cappucino. Каждый раз я понимаю, как мне не хватает в Москве настоящего итальянского кофе. На стенах - черно-белые фото Marcello, красивые сцены из La dolce vita, красавица Сильвия.
***
После полудня солнце растворяет туман и ласково согревает. Мы видим, как Италия утопает в цвету, вишни и деревья с большими нежными цветами стоят, еще не покрытые листвой. Вдоль дорог красуются ярко-желтые и красные кусты. Мы забираемся все выше вверх, в горы. Фумоне приветливо согрет солнцем и не встречает нас пронизывающим осенним ветром и инеем, как тогда в ноябре. Домики по-прежнему вырастают из скалы, старушки из окон смотрят на горы, покрытые снегом, на зеленые поля долин и холмов. До меня доносится запах итальянской весны - свежей травы, солнца, цветущих деревьев, вишен, костров, сжигающих все старое и зимнее.
Старая синьора в маленьком магазинчике продает чудесные керамические поделки и домашнюю Ratafia. Поделками увешаны все стены, их можно разглядывать бесконечно. Это и простые украшение, и чудно сделанные фасады домов, каждый - особенный. Синьора говорит - у каждого из них своя история. Я охотно верю, и даже, кажется, начинаю понимать некоторые. Нам нужно будет приехать сюда снова, чтобы купить один из таким керамических фасадов для нашего дома. Я уверена, что он будет ждать нас здесь чуть позже.
Дж. понимает меня без слов, просто улыбается и едва заметно кивает. Мы берем домашнюю Ratafia, я заглядываюсь на фигурки маленького привидения и синьора рассказывает, что это маленькое, но доброе привидение, которое живет в замке на самой вершине. Она угощает нас большим сладким печеньем с апельсиновым вкусом, которое печет ее дочь.
Я в Италии, и мне здесь бесконечно хорошо.
Мы бродим по каменным улицам, смотрим на распахнутые окна, цветы в горшках и праздничные весенние ленты. На тихой площадке кошка греется на солнце, совсем не реагируя на незнакомых посетителей.
Перед отъездом я в последний раз заглядываю в чудесную лавку у подножия замка. В ней всегда горят свечи и висит бесконечное множество красивейших поделок. Внутри оказывается настоящее волшебство - все поделки сделаны вручную, особенные бомбоньерки, старинные сервизы, подсвечники, пасхальные, рождественские игрушки. В этой лавке можно провести целый день. В дальней комнате обнаруживаю большое Шеффилдское блюдо и серебряный сервиз. После этого я уверена, что здесь творится настоящее волшебство.

@музыка: Early Sunrise - Matisse and Jury Jet feat S. Khovansky

@темы: о личном, впечатления, Italia

23:37 

T.G.

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Что-то едва заметное, воздушное, взметнулось на севере, взмахнуло бабочкиным крылом в солнечное небо с белыми уже летними облаками, и мне вдруг стало грустно. Сейчас мне кажется, что я почувствовала что-то невыразимое, щемящее в ту самую минуту. И сидя на горячем камне в уголке между Умбрией и Тосканой, глядя на Север, вдруг подумала о Pennabilli. Сейчас я знаю, что в тот момент он опустел, и бабочки с огромными крыльями уже не кружатся над холмами, замерев и в картинных рамах, тени Федерико и Джульетты не так ярко складываются из голубков. Только солнце всегда будет нагревать тростник, который будет хранить в себе тепло летних дней. Он ушел, взглянул на нас своим мудрым взглядом с грустной улыбкой старого льва из его истории. Он ушел, когда перед моим взглядом расстилался неровный лоскутный ковер Тосканы и Умбрии.

«Io sono soltanto affezionato alla parola. Le immagini che sono dentro la parola sono infinite»

«Non è vero che uno più uno fa sempre due; una goccia più una goccia fa una goccia più grande»


Tonino Guerra

@музыка: Kiss the rain - B.Meyers

@темы: Мир вокруг, Italia, цитатник моей жизни, о личном

09:07 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Становлюсь позрачной и хрустально-хрупкой. Холод пронзает в самое сердце, я думаю, что это так похоже на моргульский клинок, осколок которого стремительно приблежается к сердцу. Он заставляет меня чувствовать бесконечную усталость от зимы, напрягать плечи, чтобы вынести все теплые вещи и всю тяжесть мира. И силы уже на пределе, я бегу куда-то по инерции.
Еще чуть-чуть, и раннее солнечное римское утро обнимет меня, окутает еще холодным ветром с гор и моря, и отогреет, подарит сил.

...
Ранним утром на рабочем столе я нахожу цветы, потом дарят еще и еще, - нежные розы, корзинка с герберами и разноцветным буйством тепла и света. Десятки мужских улыбок, они ухаживают, дарят комплименты, заказывают американскую пиццу. Мне хочется оказаться в стороне, чтобы смотреть на них и просто улыбаться, а не сидеть во главе стола.
В моем марте должны быть теплые сумерки, старые фонари и мимозы, подаренные Дж.
Я укутываю цветы так, чтобы они не погибли на морозе, потому что вечер мучительно холоден. Руки застывают без перчаток и почти не слушаются, из-за усталости все движения - slow motion. И если бы не розы, которые хочется спасти, я бы, наверное, осталась прозрачной тенью где-то среди старых улиц и домов.

@музыка: Un bel di' - Maria Callas

@темы: avvocato G.R, о личном

15:27 

Marzo

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Солнце льется отовсюду. Я выключаю свет в большой аудитории, чтобы с самого утра видеть его, ощущать его тепло, наблюдать, как белый снег начинает слеживаться и слегка таять на открытых пространствах. Но небо здесь еще холодное, бесцветное, и я даже не знаю, когда оно прогреется и станет ярким. Зимой замерзает и вода, и небо. Они становятся похожего, белесого безжизненного цвета, и люди оказываются внутри глицеринового шарика со стеклянным небом и стеклянной землей, в надежде, что его время от времени будут переворачивать, чтобы падающий снег оживлял стеклянеющие чувства.
Но мартовское солнце дарит надежду. Оно выходит каждый день, заставляя больше улыбаться и думать о весенних радостях. Молодой булочник радуется еще холодному, но утреннему солнцу, молодая девушка открывает дверь молодому булочнику, чтобы тот мог поставить горячий хлеб на прилавок и открыть его для всех желающих раньше времени.
Я улыбаюсь всем - старым трамваям, уголку той Москвы, которая казалась мне уже утраченной, кофейням и пекарням. Трамвай звенит по старым рельсам, а я, повиснув на подножке, вглядываюсь в переулки и улочки, скрывающие в глубине уютные дворы с историями. Мартовское солнце помогает этой иллюзии, усиливая ее, и кажется, вот-вот откуда-нибудь выйдут люди в старинных костюмах, и я буду смущаться их необычной старой манере говорить. Я проезжаю большую библиотеку, куда теперь могу заходить каждый день, фабрики (кажется, я даже слышу стремительную маршевую музыку и стук железа первых рабочих), миную мещанские дома, пробегая взглядом по небогатому, но уютному архитектурному образу, и уже представляю, как зазеленеют и зацветут к моему возвращению старые каштаны и липы.

@темы: о личном, Мир вокруг

19:18 

febbraio

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Февраль тянется, как долгие зимние сумерки, что никак не могут закончиться. Мне кажется, снег не перестанет идти никогда.
Матовый густой шеффилдский мед, что стоит в маленькой баночке на моем столе, кажде утро радует глаз, milk and toast and honey, лучик солнца из теплой Страны туманов. Зима не отпускает, она растягивает время, добавляет лишний день, заставляет затянуть пояса, и я начинаю понимать, чувствовать, почему в прошлом жизнь считали веснами.
О. прилетает только на три дня, через два дня она возвращается в старую Англию. Она рассказывает о густых туманах, маленьких pubs, йоркширских пудингах, пронзительно холодных ветрах, о том, как они чувствуют себя свободными, отстаивают права, чтобы защищенную идею воплотили в жизнь, но спустя пару лет. Она говорит о том, как в самом сердце консервативной Англии сносят старинные церкви и школы, и мне становится страшно за Италию. Я вспоминаю о древних городах и Риме, и пишу Дж. "dimmi ch'e impossibile".
Мой февраль покорен Англией, я читаю английские книги, болтаю с Л., О. и К. по скайпу, смотрю фильмы.
Март совсем близко, и мне никуда не деться от английского. Как в тумане.

@музыка: fairy tale - zhong chi

@темы: avvocato G.R, о личном

17:36 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Холода, наконец, отступили, и скоро снег совсем сойдет с зеленых газонов. В прошлом феврале мы грелись на солнце у Капитолия и удивляли римлян легкой одеждой, нам устраивали странный фуршет на ветреной террасе римского университета, мы пили утренний кофе на крыше отеля, и ничуть не мерзли в одежде с коротким рукавом.

Сейчас город все еще сохраняет тихое изумление от лежащего кое-где снега, и кажется, что многие жители хотят сохранить его как можно дольше. А мы уже строим планы на март, я чувствую приближение Весны, и в Chiostro del Bramante открывают выставку, посвященную Miró. Весна, его легкость и невесомость приводят меня в восторг. Я представляю, как мы пойдем на выставку с А. и Дж., пройдемся по их книжному магазину и выпьем кофе или прекрасный горячий шоколад в больших чашках, который умеют делать только там. Я буду смотреть на голубое небо, старую башенку, и слышать, как по пустому двору, вдыхая вздух весны, гуляет призрак старого кардинала.

@музыка: dream a dream - charlotte church

@темы: Italia, avvocato G.R, о личном

Летящие страницы

главная