• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:27 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Суббота накрывает город серой пеленой, плотной завесой густого воздуха. И несмотря на ветер и холод, кажется, что все вокруг погружено в густую массу, и каждый прохожий едва заметно замедляет движения, пробираясь сквозь нее. Когда вагон метро выезжает на мост, перед которым город расстилается плоским разномастным покрывалом, вырывается вздох удивления. В этот момент, в слабом зимнем свете город и небо - это все оттенки серого. Не существует никаких других цветов.
***
В воскресенье мы с Г. пьем мятный чай в его небольшом офисе и едим вкусные конфеты, воспоминания из детства. Составляем судебные документы и говорим, говорим. Редкие минуты, когда понимаешь, что это - упущенные моменты общего прошлого, общих занятий, общих интересов.
За окнами непрекращается метель, все моментально становится белым. Большой снег переходит в qanik, мелкий, хрупкий, и кружится, добавляя матовости беспорядочным порывам ветра. В этом декабре все только о нем и думают.
В итальянском нет слов, обозначающих разные типы снега, есть только neve и nevischio - мелкий влажный снег с ветром.
В датском снег - sne, и я хочу узнать у Л., заимствовано ли оно в русском.
Я все еще не решила, буду ли скучать по нему в Италии.

@музыка: Lullaby for a stormy night - Vienna Teng

@темы: о личном, Мир вокруг

11:30 

Natale di Natalia

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Снег выдает людей, безжалостно просвечивает узоры из следов, хаотически бегущих в разные стороны и под разным углом. Удивительно, как на людных площадках он остается причудливыми изгибами, уголками. Словно кто-то взял лекало и чертил этот странный узор.
В Москве остро чувствуется нехватка снега. В Италии это не так заметно. А здесь это ощущение поглощает, оно повсюду. В глазах и мыслях каждего прохожего.
Я вспоминаю о том, как год назад мы сидели в каком-то ресторанчике с Н. и Л.И. Она рассказывала о нехватке снега, о том, что иногда хочется сорваться на север, чтобы просто его увидеть, и о том, какое это настоящее чудо в Валенсии. Я тогда совсем не могла это понять, в Валенсии мне не хотелось снега. Совсем не хотелось.
***
В первый снежный день мы с А. идем на рождественскую ярмарку. Думаем о том, как будем встречать Рождество и Новый год, присматриваем классические белые свечи для дома, еловые и ягодные веточки. Среди бесчисленных игрушек, украшений, подарков, я нахожу старый большой свечной фонарь, lanterna per candele. Мне ужасно хочется его купить, вместе с белой свечой внутри, чтобы поставить рядом с домом в Италии. Я все время говорю Дж., что хочу жить в старом итальянском доме, в городе на холме, где узенькие улочки с san pietrini.
Мы завороженно перебираем игрушки, украшения, подарки. Все вокруг - волшебный лес, и мы с А., как маленькие девочки, смеемся и снова и снова находим что-то необыкновенное. Я достаю шар в золотом металлическом скафандре. Стекло с двух сторон светится приятным голубым из глубины. Внутри, в стекле шара, идут старинные часы. Я думаю, что это очень красивая вещица, но время в ней заперто под слишком толстым стеклом.
...
Чудеса продолжаются в Лофте, самом рождественском и самом красивом ресторанчике.
С А. пьем зимний чай с яблоками и пряностями, строим планы на приезд Дж.
У нас снова будет самый красивый праздник в Москве.

@музыка: winter song - sara bareilles feat.ingrid michaelson

@темы: Italia, Valencia, avvocato G.R, Мир вокруг, о личном

09:56 

Джангиров

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
***
Более всего
меня настораживают простые вещи:
фиалки в руках одинокой девочки,
зеленая шляпа на голове прохожего,
обрывок афиши в объятиях ветра,
поползновения ложки на краю стола,
ужимки графина в малиновых сумерках… Я
в ужасе от
непостижимости происходящего
и, признавая свое поражение,
я укрываюсь от жутких подробностей мира
хрустальным щитом
безумия

***
Сойти с ума –
все равно что сорваться с поезда,
услышав стремительный запах сиреней
на тихой безлюдной станции

***
Эти странные люди
так спешно покидают осень,
как будто декабрь готовит им новую жизнь.
Как будто она существует –
эта новая жизнь

***
Мне нравятся люди
с глазами, в которых
облетают деревья
и умирают лошади

***
Самое главное –
нарастающей цепью мыслей
превзойти непрерывность ракушек, мечтой –
звезду, восходящую в небе, а грустью –
одиночество камня на дне бесконечно глубокого
моря…

(с) К.Джангиров

Зачитываюсь, задыхаюсь, тону. Каждую осень и зиму. Каждый стих, каждую строчку раскусить и прочувствовать.

@музыка: In the end - Charlotte Gainsbourg

@темы: стихи (из и-нета, цитатник моей жизни

13:15 

Josefina

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
У огромной старой деревянной двери я чувствую себя совсем крошечной. Думаю о том, как буду открывать ее. Щелчок замка делает это неизбежным. Дверь поддается и легко кользит, пропуская меня в пустой двор. Из-за стены доносятся приглушенные голоса и запах утреннего кофе. Я уступаю желанию посмотреть внутренний двор, заросший зеленой травой. Высокая пальма рвется к солнцу, окруженная стенами старого дворца.
Внутри - утреннее возбуждение и обмен новостями за кофе, представительство Regione Autonoma Della Sicilia уже проснулось. Молодая римлянка ведет меня через весь дворец, по резной старой лестнице из темного дерева, в самом сердце дома, половицы слегка поскрипывают, а вдоль стен стоит средневековая мебель. Лестница освещается огромными окнами, в которых витражи расцвечивают пространство.
Я озябшая, с румянцем на щеках. Девушка улыбается, говорит, что стало холодно по утрам. Я смеюсь, говорю, что забну в Италии, несмотря на то, что русская. Она удивляется и смеется вместе со мной.
Оставляет меня в маленькой комнате, офисе Conferenza delle Regioni P.M. Ждать испанку в Италии - двойная непунктуальность.
Х. прилетает как настоящий ураган. Говорит, тараторит, с характерным испанским акцентом, чуть хрипловатым говором. Рассказывает обо всем на свете, о погоде, своих приключениях, последних делах, испанском, итальянском, и том, как она говорит по-итальянски только потому, что живет здесь с сестрой, и никогда не учила язык. Становится странно впервые встретить ее, похожую на меня в этом. Она все еще не знает некоторые итальянские слова, и тогда мы переходим на испанский. Постоянно повторяет: Que bien, que bien! Мы обязательно должны что-то придумать, что-то сделать вместе!
Я думаю, что нужно все обдумать. Устаю от бесконечного потока речи.
Дж. встречает меня снаружи, он успел побывать на судебном заседании и вернуться.
Вместе закрываем огромную деревянную дверь.

@музыка: paradisi carousel - clare teal

@темы: Italia, avvocato G.R, впечатления, о личном

13:13 

Последний спектакль

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Посвящается В. Высоцкому - Гамлету

…Он умирал, безумец Девона. Наивный, гордый, слабый человек с насмешливыми строгими глазами - и шесть часов перебирал в горсти крупицы, крохи Времени, слова, стеклянные и хрупкие игрушки, боль, гнев и смех, и судороги в горле, всю ржавчину расколотого века, все перья из распоротой души, все тернии кровавого венка, и боль, и плач, и судороги в горле… Он умирал. Он уходил домой. И мешковина становилась небом, и бархатом - давно облезший плюш, и жизнью - смерть, и смертью - труп с косою, и факелы - багровостью заката; он умирал - и шелестящий снег, летящие бескрылые страницы с разрушенного ветхого балкона сугробами ложились на помост, заваливая ночь и человека, смывая имя, знаки и слова, пока не оставался человек - и больше ничего. Он умирал. И Истина молчала за спиною, и Дух, и Плоть, и судороги в горле…
…Он умирал, безумец Девона. Они стояли. И они смотрели. И час, и два, и пять, и шесть часов они стояли - и молчала площадь, дыша одним дыханьем, умирая единой смертью; с ним - наедине. Наедине с растерзанной судьбой, наедине с вопросом без ответа, наедине - убийцы, воры, шлюхи, солдаты, оружейники, ткачи, и пыль, и швы распоротого неба, и боль, и смех, и судороги в горле, и все, кто рядом… Долгих шесть часов никто не умер в дреме переулков, никто не выл от холода клинка, никто не зажимал ладонью раны, никто, никто,- он умирал один. И этот вопль вселенского исхода ложился на последние весы, и смерть, и смех, и судороги в горле…
…Он умирал, безумец Девона. Все было бы банальнее и проще, когда бы он мог дать себе расчет простым кинжалом… Только он - не мог. Помост, подмостки, лестница пророков, ведущая в глухие облака, дощатый щит, цедящий кровь по капле, цедящий жизнь, мгновения, слова - помост, подмостки, судороги в горле, последняя и страшная игра с безглазою судьбою в кошки-мышки, игра, исход… Нам, трепетным и бледным, когда б он мог (но смерть, свирепый сторож, хватает быстро), о, он рассказал бы, он рассказал… Но дальше - тишина.

(с) О.Ладыженский

@темы: Мир вокруг, стихи (из и-нета

13:12 

Napoli

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Солнце греет и становится слишком жарко в вагоне, медленно ползущем к Napoli Centrale. В коридоре начинается суета, и Дж. говорит: "Послушай, как они кричат", - и качает головой. Поезд открывает двери, и меня поглощает шум и суета вокзала, непривычная после видов изморози на полях и полнейшей тишины холодного раннего утра в Лацио.
Суетливый, солнечный, Неаполь влюбляет нотами соленого морского ветра, он чувствуется сразу.
Мы идем без определенного маршрута, к набережной, к морю. И я думаю о том, что Неаполь - квинтэссенция Италии для иностранцев. Многочисленные скутеры, переклички клаксонов на светофорах (зачем сигналить на красный?), белье на балконах в узких переулках. Что-то не дает мне покоя, здесь постоянно и неуловимо вспоминаешь Испанию.
...
Чем ближе к центру, тем более гордым становится город, расправляет плечи, окидывает имперским взглядом старых palazzo с фамилиями семей, которым эти дворцы некогда принадлежали.
На улицах все спешат куда-то, рядом с университетом мы попадаем в настоящее столпотворение, откуда нас ловко вылавливает парнишка, собирающий пожертвования для студентов-волонтеров, работающих в детской больнице. Он умело показывает фото, подтверждая их активную деятельность, говорит вежливо, и настойчиво. Мы говорим, что нам пора, оставляя ему несколько евро. Рассчитывая на большее, кричит: dai, Romà!, - И я подшучиваю над Дж. целый день, "римлянин, пожалевший монетки".
...
Если бы меня попросили описать город одним словом, я бы сказала, что Неаполь - это итальянский кофе, настоящий эспрессо, крепкий, густой, особенный. В чашечках, нагретых в горячей воде.
Мы пьем кофе в старом маленьком баре в Vomero, на вершине горы. Здесь время течет по-своему, и я ощущаю невероятное сходство с Барселонской Gràcia.
...
На обед случайно останавливаемся в старинной пиццерии Mattozzi&Figli, пицца здесь прекрасна. Пожилой синьор Маттоцци по-прежнему уверенно управляется с делами и заведует финансами, а сыновья помогает ему в зале. Я пытаюсь посчитать поколения, но постоянно путаюсь, они открыты с 1823 года. На стене за спиной у старика - старинные черно-белые фотокарточки с дедами и прадедами. От этого становится тепло. Я спрашиваю его об одной карточке, и он рассказывает с улыбкой.
...
На набережной город совсем другой, тихий, приморский. Немногочисленные прохожие всматриваются в морскую гладь, по которой стелятся солнечные блики. Мне хорошо здесь, чувствовать себя маленькой перед постоянным взглядом Везувия.
Внизу старые рыбаки из синих лодок выгружают улов свежей рыбы, перекидываясь последними новостями с пожилыми синьорами, каждое утро совершающими один и тот же ритуал.
Неаполь и сам похож на старого синьора, пожилого дворянина с повадками, жестами и неизживаемыми принципами.

@музыка: mi votu e mi rivotu - Rosa Balistreri

@темы: путешествия большие и маленькие, avvocato G.R, Italia

00:13 

Roma

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Рим не такой город, как все другие города. У Рима есть очарование, которое трудно определить и которое принадлежит только ему одному. Испытавшие силу этого очарования понимают друг друга с полуслова; для других это загадка.
Некоторые наивно признаются, что им непонятно таинственное обаяние, заставляющее привязываться к этому городу как к живому существу. Другие, напротив, делают вид, что испытывают его, но верные Риму очень скоро распознают этих лжеобращенных и выслушивают их, улыбаясь, - как улыбается истинный ценитель живописи или музыки при виде знатока, рассматривающего против света картину, которая его восхищает, или неверно отбивающего такт арии, которая приводит его в восторг.

(с) Ж.Ж.Ампер
...
Читая П.Муратова:
Его слова выражают истину, в которой мог убедиться каждый, кто жил в Риме, - ту истину, что есть особое чувство Рима. Оно с трудом поддается определению, потому что слагается из повседневных и часто мимолетных впечатлений жизни в Риме. Оно растет здесь с каждым новым утром, с каждым новым шагом, пройденным по римским улицам или окрестностям. Путешественник вдыхает его вместе с божественным, легким и солнечным воздухом Рима. Лишь иногда чувство, охватывающее здесь душу, не ускользает от сознания. Память сохраняет воспоминание об иных мгновениях, которые как бы открыли Рим душевному взору. Их цепь образует разнообразные узоры прошедших здесь разнообразных судеб и индивидуальностей. В них выражено то личное, что связывает каждого из нас с Римом, и одновременно то неизменное, что внушает Рим всякому, кто способен испытывать его очарование.
...
Одна особенность замечена всеми, кто писал о Риме. Надо время, чтобы испытать чувство Рима. Оно почти никогда не приходит в начале римской жизни, но зато нет никого, кто не испытал бы его после более или менее продолжительного пребывания.

@музыка: no ordinary love - sade

@темы: цитатник моей жизни, Italia

09:24 

l'inverno

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Зима - это когда мы в последний раз в году едем на море, остывшее и слегка потемневшее до примеси безразличного серого. Только легкие ноты лазурного напоминают о летнем тепле. Все вернется и уже скоро. А пока на пляже пусто, совсем пусто, солено. И мне нравится эта шершавая дымчатая солнечность, хруст песка под ногами, холодный ветер, упорядоченный шум волн. Ветер - то, о чем тоскует душа.
Зима - это рождественское волшебство, свечки и фонарики, большая ярмарка на piazza Navona, большая папская ель на San Pietro. И сравнительно молодые Babbo Natale повсюду. Старые итальянцы все еще тихонько ворчат между собой о напридуманных и напривезенных праздничных персонажах, но видя счастье в глазах внуков, сами быстро погружаются в волшебную атмосферу. На Giannicolo в маленьком кукольном театре, начинают разыгрывать рождественские мистерии. А милые суетливые nonne крайне озабочены подарками и праздничным семейным ужином. Нужно столько всего приготовить!
Зима - это восторг от того, как зеленохвостый самолетик приземляется среди укрытой плотным снегом земли, заледеневших зеркальных озер, в которых он отражается, постепенно снижаясь. Это укутанные в шапки и пушистые варежки люди, спешащие, бегущие от холода по магазинам и конторам, скрывающиеся в теплом метро. Дж. прячется поглубже в теплую куртку, путается и теряется в знакомых улицах, так непохожих на виденное летом.
Зима - это большой семейный праздник, многоголосый, многоязычный, теплый, когда мы ненадолго собираемся вместе, и мама запекает в духовке ее фирменное блюдо.

@музыка: kissing you - nellee hoopers

@темы: Мир вокруг, avvocato G.R, Italia, впечатления

09:22 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Дождь перестанет на третий день. Дождь перестанет по воле высших сил или слабостей… У людей нет перспективы себя не слышать. Вот и послушаем, что внутри. Зарево , крики, толпа, дорога… В каждом из нас догорает Рим, в каждом из нас распинают Бога. По мостовым рассыпают жизнь – гулкой капелью прозрачных бусин.

Если ты любишь меня, держи руку на пульсе.

Дождь перестанет на третий день.

(c) Кот Басё


@музыка: wicked angel - fidel wicked

@темы: стихи (из и-нета

11:11 

28 ноября

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Блока - читать, читать, скользить по строчкам, ощущая постоянный трепет внутри. Каждое 28 ноября я достаю его дневник, перечитывая. Он - огромный духовный мир, вселенная внутри и свет.
...
Всякое стихотворение — покрывало, растянутое на остриях нескольких слов. Эти слова светятся, как звезды. Из-за них существует стихотворение. Тем оно темнее, чем отдаленнее эти слова от текста. В самом темном стихотворении не блещут эти отдельные слова, оно питается не ими, а темной музыкой пропитано и пресыщено. Хорошо писать и звездные и беззвездные стихи, где только могут вспыхнуть звезды или можно их самому зажечь.
А.Блок (из дневника, 1908)

@музыка: La Terrasse du Cafe - Vladimir Cosma

@темы: цитатник моей жизни

09:17 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Ноябрь в Риме пахнет жареными каштанами. Осень пряная, золотая, теплая. Согревает своим рассвеченным солнцем воздухом, ветерком играет с зелеными ставнями старых домов, ласкает легким прикосновениями статуи на мосту. Кажется, даже Архангел на Sant Angelo улыбается на солнце. В ноябре, как никогда, здесь чувствуется вечность.

@темы: Мир вокруг, Italia

21:10 

San Felice C.

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
В Сан Феличе уютно и тепло, несмотря на приближающийся вечер. На площади почти никого, слышится стук молотков и разговоры рабочих - крошечный городок приводит себя в порядок после летнего сезона: подкрашивают стены, подправляют двери. Магазины и кафе уже закрыты на зиму, хотя она здесь еще совсем не чувствуется, и даже осень кажется чем-то формальным, всего лишь слово "ноябрь", которым принято называть это время.
На главной улице лавки с морскими сувенирами все еще открыты, заманчиво привлекают красивыми ветринами, полными всевозможных ракушек, раковин, больших и маленьких, поделок ручной работы, корабликов и всевозможной утвари. Я рассматриваю раковины, хрупкие, точеные, с плавными изгибами линий, хранящие внутри тепло летней соленой воды, пронизанной солнечными лучами.
Большая улица, идущая от площади, упирается в небольшую смотровую площадку. Внизу - уровнями крыши домов, черепичные, красные. И море, нежно-голубого теплого цвета, упирается в горизонт. Небо легкой пастельной полоской розового разделяет это лазуревое царство. Море слышно, здесь в тишине каждая волна, разбивающаяся о берег, отзывается и сплетается с ветром, эхом разлетается среди улиц, вверх, в горы. Вниз ведет scalinata, названная именем школьного учителя, работавшего в местной школе всю жизнь. От нее в стороны расходятся небольшие площадки-террасы домов, утопающие в цветах. Мне хочется найти Vigna la corte, чтобы быть уверенной в выборе, но Дж. зовет уезжать, уже вечереет, и мы вряд ли что-то увидим.
Спускаемся к небольшой площади у белого маяка. Море здесь совсем близко, спокойно ласкает выступающие гребни скал. По узкой дорожке с деревянными перилами, скрытой среди зелени, спускаемся еще ближе, почти к самым этим уступам. Здесь все лазуревое, и море повсюду, в теплом ветре, в шуме волн, изредка дополняемом мерным гулом моторов старых рыбацких лодок и возникающими из ниоткуда неаполитанскими напевами. Я смотрю, как розовый шар солнца быстро опускается в воду. С последним лучом лазурь затопляет все вокруг, кажется, даже воздуха мало. В ней растворяются все мысли, все вопросы. Si..

@музыка: amuri miu - francesca alotta

@темы: путешествия большие и маленькие, Мир вокруг, avvocato G.R, Italia

20:54 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Сообщения распирают почтовый ящик.
Всё не то – подписки, рассылки, какой-то спам.
Мне бы писем бумажных парочку, настоящих,
чтобы через них прикоснуться к твоим рукам.
(c)

@музыка: non amarmi - francesca alotta

@темы: avvocato G.R, о личном, стихи (из и-нета

10:05 

somewhere there

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Жить где-нибудь в маленькой стране, на окраине Европы, в небольшом, причудливо устроенном жилище, говорить одинаково скверно, но бегло на десятке языков, писать изредка на русском, отшлифованном долгим молчанием до хрустального блеска, видеть циферблат часов трижды в неделю, не чаще, определять время года, выглядывая в окно, разбрасывать зонтики по кофейням, а неделю спустя собирать их, поневоле повторив давешний маршрут, поселить события в сновидениях, а наяву пусть не будет ничего или почти ничего — вот вам мой рецепт бессмертия.
(c) М.Фрай


@музыка: these words between us - smooth stab feat.aelyn

@темы: цитатник моей жизни, avvocato G.R, Italia

13:40 

Валенсийское

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Ноябрь - это море еще теплое, голубое, шумит ласково, стоит только протянуть ладонь. После обеда здесь почти пусто, редкие рыбаки - силуэты, встречающие волны. Песок шелковый, перетекает плавными линиями, и никто не решается нарушить этот идеальный рисунок. Сухие ракушки напоминают караваны, пересекающие барханы. Они не оставляют следов.
Я бросаю вещи и захожу в воду, плавно-плавно, она совсем не холодная. Ф. сидит на берегу и машет мне. А мне совсем не хочется смотреть на берег, есть только я и море. Соленый запах теплой воды, ветер, крики чаек, маленькие белоснежные треугольники яхт на горизонте. Где-то вдали берег изгибается и показывает разноцветные домики Port Saplaya, отзываясь приятными воспоминаниями. Я слышу свое ровное дыхание и плыву глубже, глубже; забыть обо всем, чувствовать только легкость тела и воду кругом, дышать этим воздухом чистым, прозрачным. Я не знаю, сколько времени провожу в воде. Стараюсь запомнить каждую секунду этого удивительного ощущения, знаю, что оно повторится не скоро. Каждый стук сердца - эйфорией.
И выходить совсем не хочется, только Ф. ждет меня.
Идем обедать в ресторанчик на берегу. Невдалеке в воде шумно и весело резвятся шведы со своими маленькими детьми. Пьем кофе и делимся единой понятной для нас, северян, радостью. Ноябрь, солнце и кофе у моря. И только фонтан-парусник меняет свое направление, безжалостно показывая, что теплые ветра постепенно отступают.
Здесь ужасно уютно, и я начинаю чувствовать себя местной, показывая Ф. город. Мы проходим по путому проспекту от Malvarosa до Порта.
Осенние вечера в Валенсии - это кофе с круассаном в маленькой кофейне на La Pau с улыбчивой девушкой-барменом. Это разговоры с [Blanca Soledad] в редкие встречи. В первый раз я тонула в ее бесконечном взгляде.
...
Осень в Валенсии - бесконечная нежность, в цветущих площадях, в тепле от еще не остывшего камня, в морских ветрах, чуть-прохладном утреннем воздухе, в завтраке на веранде четырнадцатого этажа на Blasco Ibanez, в красивом испанском повсюду.

@музыка: emancipation - helios

@темы: Valencia, Мир вокруг, моя Испания, эпизоды словами

22:59 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Между Австрией и Италией есть район Альп, который называется Зеверинг. Там очень крутые высокие горы, через эти Альпы проходит железная дорога, соединяющая Вену и Венецию. Её построили еще до того как появился поезд, который мог бы там проехать, потому что знали, что когда-нибудь такой поезд появится.
(с) Ф. Мэйес

@музыка: Leaves in the wind - Isaac Shepard

@темы: Italia, цитатник моей жизни

09:19 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
В сухую погоду необлетевшие желтые листы шелестят, создавая звук слабого ветра. Холодным утром они, еще крепко держась на ветках, шумят твердо, хрустально, создавая переливчатый звон, как большие золотые серьги-гроздья из многочисленных лепестков.
У меня есть бусы, черные, цвета вороного крыла, изящной работы листья на цепи, и они тоже звенят с каждым моим шагом, переливаются тонкой мелодией. Этой музыкой они, как острым ножом, режут волглые сумерки, сливающиеся с размытыми огнями машин, красными и желтыми, проносящимися или плавно ускользающими. Перезвон режет густой серый осенний воздух, в котором тонут звуки; сырость прелой листвы, надвигающийся дождь, пустой свет просыпающихся зданий, холод их стен.
Главное - не сбиться с ритма, не потерять звук.


@музыка: softly softly - sweetback

@темы: Мир вокруг, эпизоды словами

10:05 

расскажи мне...

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Расскажи мне сказку о том, что я все смогу, что однажды ночью, стоя на берегу, руку твою сжимая в своей ладони, я увижу, что мир не рушится и не тонет, что не рвутся цепи, не падают якоря… Расскажи мне сказку, правды не говоря, расскажи мне сказку сильнее того, что есть… Не бывает чудес иных, кроме тех чудес, что мы сами себе напишем и создадим...

Расскажи мне, что я остался здесь не один.

(c) Кот Басё



@музыка: blue foundation - bonfires

@темы: Мир вокруг, впечатления, стихи (из и-нета

10:59 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Я стала так часто готовить пасту, что самой удивительно, как она мне не надоедает и приносит удовольствие. Даже простые вариации на тему al bianco, обычной, с оливковым маслом, оказываются очень вкусными. Сегодня, например, у меня в сумке на обед - bucatini с базиликом. Они очень нравятся маме, как воспоминания из детства. Совсем не хочется делать песто, или тем более, покупать его готовый, потому что песто дженовезе нужно кушать только в Генуе. Также, как еще тысячи и тысячи вкуснейших блюд Италии совершенно особенные именно в месте их рождения, и, обычно не отличающиеся по набору ингридиентов, имеют другой вкус в другой провинции. Однажды синьора из Пульи рассказывала мне, что их оливковое масло бывает даже лучше тосканского, потому что наклон холмов и угол падения солнечных лучей почти идентичен тосканскому, и иногда даже превосходит его, отражаясь на качестве оливок.
В ноябре мы едем в Неаполь, Э. и К. пригласили нас на "лучшую в мире пиццу".
...
Мне не хватает решимости готовить коронное блюдо Дж. - penne alla salsa di salmone. Он делает это, как заправский шэф-повар, отдавая мне, поваренку, команды сделать то или другое. И непременно сам пробует, чтобы не пропустить священный момент готовности. Соединить с соусом, разложить горячую, свежую-свежую пасту по тарелкам.
Простой секрет самой вкусной кухни в мире - сделано с любовью.

@музыка: beautiful girl - william fitzsimmons

@темы: Italia, avvocato G.R, о личном

13:01 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Уговариваю Дж., а он соглашается, однажды поехать в Стокгольмскую осень, чтобы в теплых толстовках улыбаться северным ветрам, гулять, разглядывая домики и их обитателей, есть лисички и пить глёг. И еще много-много всего. леттипяя, спасибо за мечту)

@музыка: there - sun glitters

@темы: о личном, Мир вокруг

Летящие страницы

главная