• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:00 

Czerwone maki na Monte Cassino

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
В Montecassino есть огромный и богатейший монастырь. Он стоит на высокой горе, гордо вздымаясь над окружающим пространством, и я вспоминаю книги, в которых о нем говорится. Даниэле рассказывал мне, что еще с детства был впечатлен величием этого места, даже уснув в поезде неприменно просыпался, подъезжая к Cassino. Поэтому в его "Confraternita del lupo" (Братстве волка) так хорошо описан монастырь из окон поезда, идущего в Isernia. У.Эко в "Имя розы" писал именно об этом монастыре. Его невозможно не заметить ни с поездов, идущих к югу из Рима - в Молизе, Неаполь и далее, ни с автострады. Всё вокруг - ниже его, окружающие горы ненамного, но уступают, и даже высоченные Abruzzi, до самого лета покрытые снегом, из-за особенностей зрения кажутся преклонившимися перед величием монастыря. А он взирает на земли, до сих пор принадлежащие аббатству, на виноградники, отданные крестьянам по средневековым контрактам, до сих пор действующим, заключенным в королевствах и государствах, которых уже нет; вглядывается в горизонт, который в ясную погоду уходит в море, лежащее в нескольких десятках километров.
Мы греемся на солнце, ожидая, пока монастырь откроют, и я теряюсь в теплом итальянском марте, голубом небе, на котором нет ни облачка, в свежем ласковом воздухе, в цветущей повсюду вишне. Дж. предлагает пойти в еще одно особенное место.
С другой стороны на гору и на монастырь смотрит польское кладбище. Огромный памятный монумент на покатом склоне холма с укоризной глядит на монастырь, показывая строгий огромный крест и могилы солдат, расположенные аккуратными рядами. Начинает казаться, что величие этого места теряется перед величием этих солдат. Здесь тихо и спокойно, но лесные птицы почему-то не поют. Всё укрывает особенная тишина, в которой развеваются большие польские флаги. Туристы тихо читают имена солдат, кланяются. Немолодая пара принесла цветы к одной могиле. Здесь лежат поляки, украинцы, белорусы, евреи, русские. Я читаю имена, звания, и к концу списка из больше тысячи имен к горлу подкатывает ком. Большинству из них было по двадцать лет. Какая судьба занесла их так далеко от дома, чтобы одать свою жизнь у чужого монастыря, в чужой стране. Кажется, эту твердь действительно защищали высшие силы. Битва при Montecassino вошла в историю Второй мировой войны, как одна из самых длительных и самых кровавых, по-сути ставшая битвой за Рим. Дж.рассказывает, что выжившие поляки не могли вернуться в Польшу, и большинство из них вынуждено было всю жизнь скитаться по Европе. Некоторые так и остались в Италии, остальные разъехались в Англию, Францию.
На выходе я читаю надпись на польском и перевожу Дж. и А. Проходящие супруги приветствуют нас и говорят мне что-то по-польски, я говорю, что русская, и они улыбаются. С трудом вспоминая кое-какие слова, объясняю, что не говорю на их языке, но читаю и понимаю. Они вспоминают русский, который когда-то учили в школе. Мы дружно молчим минуту к светлой памяти лежащих здесь солдат.

@музыка: Czerwone maki na Monte Cassino

@темы: эпизоды словами, впечатления, Мир вокруг, avvocato G.R, Italia

15:43 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
не дари мне на память пустыни -
все и так пустотою разъято!
Горе мне, и тебе, и ветрам!
Ибо нет и не будет возврата.
Ф. Гарсия Лорка


Его слова похожи на птиц,
пролетающих издалека в никуда,
На ветер в июньском море -
Он также ласков и жестоко свеж.
...
Его молчание - молчанье пустоты
Разверзнутой, затянутой и громкой
И осенью усиленной вдвойне
На заново отснятой пленке
Миражи
Уже свершившегося, пустоты и лета,
И всё случайно - самолеты, телефоны, этажи
Нас так и не приведшие к ответу
О самом главном.
Без обратного билета.

@темы: стихи (мои

19:53 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Подари мне еще несколько минут этого прекрасного дня. Он никогда не будет таким завтра, даже если это завтра будет еще прекраснее.
(c) Р. Олдингтон "Все люди враги"


@музыка: beyond the sunset - cafe del mar

@темы: цитатник моей жизни

12:23 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
- Куда Вам столько багажа? - спрашивает веселый таможенник ранним утром. Все пассажиры, идущие на паспортный контроль в еще старом аэропорту недоумевают, почему этот человек такой веселый и такой громкий. Мы стоим прямо за девушкой, которой и предназначался этот вопрос.
Девушка улыбается, приобнимает стоящую с ней женщину:
- Я улетаю в Италию насовсем. Навсегда.
Таможенник с улыбкой и уже не таким громким "понятно" пропускает ее и родителей, идущих с ней, до линии паспортного контроля.
...
Это случилось три года назад, когда мы в первый раз летели в Рим. Мне запомнилась эта девушка и ее грустная улыбка, что-то особенное было в ее глазах, когда она отвечала таможеннику.
Сейчас я понимаю.
Вчера я купила билет в один конец.

@музыка: Indefinite leave to remain - Pet Shop Boys

@темы: самокопание и результаты раскопок, о личном, эпизоды словами, Italia

10:59 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Сонатой Доницетти оплетать измученные пальцы пианиста, рассеиваться в воздухе, как выстрел, и оседать на бархате листа, разгадывать звучание легко, пока рука , скользящая над телом рояля обнаженного, несмело касается поющих позвонков. Не уходить из слуха, из глубин, не покидать межреберную клетку, пока ласкает гаснущее лето заснеженные клавиши любви. Не замирать, пока внутри дрожит последний отзвук, тень прикосновенья…

Чем музыка сильней и откровенней,
тем громче жизнь.

(c) Кот Басё

@темы: стихи (из и-нета

15:16 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Равномерно раскачивается старый железный фонарь, поскрипывает, и в синих сумерках кажется, что время остановилось, что в сыром морозном воздухе утонули все звуки, и движения замедляются. Падающий мелкий снег создает неповторимый свет. Со временем определенно что-то происходит, если в последний день октября все уже укрыто белым покрывалом. Я смотрю на теплый свет редких квартирных окон старого дома и невольно вспоминаю Кафку, "Замок". В тишине старого двора из-за угла вдруг выходит большой черный пес, мы смотрим друг на друга с двух концов дорожки. Потом внезапно за купеческим домом звенит трамвай, и звуки города обрушиваются каскадом. Я смотрю на фонарь, прочно прикрепленный к углу, на ветки с листьями, мотающиеся на ветру под фонарем, а когда поворачиваю голову, пес уже исчез.
...
Выходим из метро на шумную улицу, ветер заставляет согнуться втрое и глаза невольно слезятся. Дж. закутывается в теплую куртку, оставляя на виду только глаза. Я прячусь в шарф, насквозь проникнутый моим ароматом зимы. Этот аромат внезапно выстраивает ассоциативный ряд и воспоминания о мартовских холодах. Мы ныряем в любимый магазинчик с красивым венком из осенних листьев и крошечных тыковок на двери. Внутри - приятное тепло, уют и запах чудесной выпечки. Покупаем оливковое масло с травами (осенью и зимой так хочется чувствовать запасенное в них летнее тепло), гранатовый сок. Тыква осталась только одна, красивая, но такая огромная, что из нее можно сделать карету для Золушки. Наши покупки упаковывают, и дарят две тыковки, которые кажутся игрушечными, меньше, чем средняя кружка Starbucks. Мы покупаем пирожки и кофе, смотрим на вечерний город через огромное черное стекло, на бесконечные огни машин, похожие на желтую и красную реки, на укутанных прохожих.
...
Осенью мы ленимся и греемся дома, откладывая очередную пятницу в барном баре. Мы меняем многоголосый шум, замешанный на отличной музыке (тем более, что я еще не купила новый rolling stone для автографа valique), неповторимое настроение от предстоящего weekend, одну из самых больших барных карт с лучшими коктейлями, - всё это остается в планах на будущее. Мы устраиваем домашние гастрономические вечера, я готовлю свекольные тортини с печеным козьим сыром, стейки с британским мятным соусом, брускетты с тыквой и грибами, задуман и шоколадный фондан. Дж. на равных участвует в этом кулинарном творчестве.

@темы: Мир вокруг, avvocato G.R

10:49 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Осень, и я заматываю повыше новый белый шарф, кутаюсь в итальянское пальто теплого синего цвета, оно совсем не умеет противостоять московским холодам. Снег засыпает город большими хлопьями, укрывает разноцветные листья в парках, и остается лежать между деревьев, освежая воздух на пару градусов. В этом году я спокойнее отношусь к снегу, в моей зиме его не будет. И нынешние октябрьские температуры - это римская на редкость холодная зима.
Когда Дж. сообщает, что домой пришло письмо с моей картой Trenitalia, которую я уже считала потерянной, - это последняя звонкая монетка в копилку.
Он прилетает и с восторгом смотрит вокруг - на облетевшие березы, серое небо, снег, укрывший всё за ночь, на белок, поменявших цвет и таскающих ягоды в свои дупла.
Мы согреваемся горячим чаем, и Дж. потихоньку привыкает пить его, а не caffe. Спустя два года после первого приезда мы уже основательно перенимаем привычки друг друга. Синьор и синьора Р.
Рассматриваем черно-белые дореволюционные и послевоенные университетские бабушкины фото, она рассказывает ему о своей семье и что-то о больших альбомах с профилями крыла самолетов. Он поразительно многое улавливает на русском. Мы спорим о разнице в произношении мягких "ль" в итальянском и испанском - это почти незаметная, но по-итальянски элегантная "gl" и испанская непроизносимая "ll".
Дж. просит меня готовить яблочные штрудели, которые особенно любит осенью. Анна говорит, что когда я вернусь в декабре, обязательно покажу, как печь традиционный, чтобы порадовать всю семью. А я думаю, что буду долго искать в Италии яблоки, похожие на ароматную и яркую антоновку.
В январе я буду учиться готовить по-итальянски, и у меня будет лучший в мире учитель - Анна.
Весь следующий год я буду учиться, учиться говорить на юридически-точном итальянском, отстаивать свою позицию перед именитыми профессорами, писать магистерский диплом, бродить по старому римскому университету, изучать старые и старинные почти бесценные книги, просто стоящие в коридорах старейшего юридического факультета (Римское право, история, философия права, - я была в восторге, попав туда впервые), ездить в Biblioteca Alessandrina, Biblioteca del Consiglio Nazionale Forense. Я буду пропадать в Риме, и Дж. будет со мной всегда, моим проводником, моей поддержкой, моей второй половиной.
А пока я нашла чудесный магазин, где беру тыквы и вкуснейшее чилийское оливковое масло. Я пеку пироги, Дж. заботится о хорошем вине на столе, о вкуснейших итальянских biscotti, об утреннем кофе. Мы гуляем по осенней Москве, я покупаю невероятное количество книг и не знаю, как повезу их с собой в Италию.

@музыка: nothing is something worth doing - shpongle

@темы: о личном, Мир вокруг, avvocato G.R, Italia

12:00 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Почему люди считают, что имеют право разрушить чужие жизни? Уходя, обижая, не звоня, бросая на ветер слова... Вы что, Боги, чтоб решать кому мучиться, а кому жить счастливо? Если уж сказал «Люблю», то будь добр любить до последнего вздоха. Если сказал «Обещаю», то разбейся в лепёшку, но сдержи обещание. Если произнёс «Не отпущу», то сделай всё, чтоб остаться. В противном случае, какой смысл жить, если каждое ваше слово равноценно нулю и не имеет значения?
(с) И.Охлобыстин

@темы: цитатник моей жизни

20:18 

Italian autumn

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
В пятницу, когда я сбегаю с работы, пью чай в небольшом кафе с видом на взлетную полосу. Вижу, как приземляется мой самолет, который через час забирает меня и переносит в теплый Рим. Со мной только небольшая сумка, первой прохожу паспортный контроль. Офицеры на минуту задумываюьтся, куда же ставить очередной штамп.
Мы ужинаем с добродушным и медлительным Паоло и его шустрым отцом, у которого острый взгляд очень живых глаз. Сарды в лучшем рыбном ресторане на via Merulana угощают меня вкуснейшими рыбными карпаччо, где-то находят русскую музыку, от которой хочется смеяться.
...
На второй день мы едем на море, где по-осеннему спокойно. Вода теплая, теплое ласковое солнце, легкий ветерок и ощущение свободы. Я купаюсь в осеннем море, ощущая себя один на один с ним. И это неповторимо.
Мне хочется смотреть на фото, вспоминая ощущения тех минут, спокойствие и счастье, в гармонии с собой, своим сердцем. В гармонии с миром.
Мальчишки рыбачат, и в этом есть какое-то особенное умиротворение и спокойствие.
Моя итальянская осень.
...
На третий день мы едем в маленький городок Rocca di Papa, где проходит ежегодная sagra delle castagne - праздник каштанов. Когда мы подъезжаем к старому городу, видим в нескольких точках (маленьких площадях) поднимающегося вверх по горе города дым от жаровен. Стоит выйти на улицу, как слышится запах костра и каштанов. Повсюду звучит музыка, играют дети. Иногда в толпе встречаются девушки в местных народных костюмах. Каштаны насыпают в бумажные пакеты, и каждому вручают стаканчик с вином. Люди устраиваются на солнце и с удовольствием чистят каштаны руками, которые становятся черными от золы.
На ярмарке мы покупаем большой перстень мурано, переливающийся внутри темно-синего, цвета ночного неба, стекла тончайшими точками от ультрамарина до сине-фиолетового. Дж.покупает на развале книги, я - записную книжку в кожаном переплете, которые делает молодой человек, живущий здесь. Он сам делает даже бумагу для своих творений.

@темы: Italia, avvocato G.R, впечатления

21:34 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
В холле театрального центра становится всё шумнее, эти разговоры, кажется, об одном и том же, слух вылавливает одинаковые слова. Но первые звуки спектакля заставляют замолчать, дарят невероятную тишину, в которой вдруг появляется белый человек с красными глазами. Danio Manfredini, в настоящем, или прошлом, или будущем. Так сложно уловить эту грань. Он один, в белой комнате, в пустоте, один на один с залом, который не дышит. В висящей на протяжении всего спектакля тишине слышатся только далекие шумы синхронного перевода с итальянского, в наушниках у зрителей. На протяжении всего спектакля меня не оставляет ощущение натянутой до предела нити, которая в любой момент может порваться. И когда мысленно достигаешь этого момента, актер начинает кланяться. Я выдыхаю, выпуская внутреннее напряжение.
Gabriel-Hound, спасибо. За этот день, за спектакль, за чудесное время в кафе, за прогулку по ночной Москве с брусничным чаем.
...
Когда осенняя грусть захлестывает меня, мы, как всегда неожиданно, встречаемся с М. В кафе с большими окнами на Садовое, с деревянными столами и стульями, запахом americano, бариста - рыжим мальчиком, похожим на ирландца. М. слушает мои рассказы об Италии, о поездке, планы, мысли, я говорю, говорю, а он слушает и улыбается. И от этого хорошо. Когда мы выходим на улицу, я замечаю, как он по-кошачьи слегка прищуривает глаза от удовольствия, вдыхая теплый осенний ветер. В эти дни Москва утонула в тумане, от которого на душе почему-то уютно, и который так мешает просыпаться утром. Осень - его любимое время года, и об этом даже не нужно спрашивать. А сейчас, спустя пару дней, мне кажется, что я тоже люблю осень больше всего. За разноцветье листвы на изумрудных газонах, за горьковатый запах жженого сахара, холодный ветер, за туманы, за домашний уют.
...
Когда уходит П., мое последнее сомнение остается где-то позади. Мы сидим в небольшом кафе с А., потом перемещаемся в Гудман, где пьем красный Карменер и едим настоящий сэндвич. Там нас находит Е. Мы, наверное, в последний раз собираемся за одним столом. Пока П. с Е. болтают, я смотрю на них с другой стороны стола, и невольно грущу по уходящему. Иногда оно становиться ощутимо, утекает меж пальцев, всё больше и больше. Когда Е. уходит, касаясь моей руки, оно разверзается пропастью.

...
Завтра утром - сложные переговоры, а вечером меня ждет зеленохвостый самолет, который через три часа после взлета приземлится в Риме, высаживая меня далеко от всех забот и осенней грусти. Это один из самых незапланированных побегов поближе к Дж., морю, второму дому.

@музыка: Nothing is something worth doing - Shpongle

@темы: Italia, avvocato G.R, впечатления, друг.[в душе, ловец моих снов, о личном, эпизоды словами

15:35 

versi

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
и кажется, что если был бы рядом,
заполнил всю - от края и до края,
но только облака, холодные как осень,
бегут туда, где ты
...
иногда возникает такое чувство
что нужно петь
петь до тех пор пока сухие желтые листья
уносимые ветром
не превратятся в бабочек
перламутровых бабочек в перламутровом ветре
и тогда можно замолчать
и вернуться
...
ты есть
и это из последних новостей под синим-синим небом
возможно лучшая
ты есть
и мир вокруг встает не на колени
на цыпочки
прозрачность дней осенних звенит
я становлюсь чуть легче пуха
ветра чуть быстрее
и исчезают тени

я тоже где-то есть

(с)Аюна Аюна

@темы: стихи (из и-нета

22:18 

da Fernando

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
- Море сегодня утром было просто великолепно! ровное, как стол, спокойное. Che spettacolo! - маленький пожилой итальянец подходит к нам, единственным посетителям кафе. Слово за слово, выясняется, что он - тот самый Фернандо, хозяин этого маленького уголка под названием Da Fernando, где делают самые вкусные panini - традиционные бутерброды в свежайшем хлебе. Они умудряются удивить всех, даже самых придирчивых посетителей. От простых с crudo - ветчиной, до бутербродов с тремя-четырмя вкусами, например, мои любимые pomodoro, mozzarella e tonno. Его супруга делает невероятно-вкусные брускетты, которые кажутся настоящим произведением искусства: pomodori pachino (маленькие и сладкие, как ягоды), порезаны на четыре части или половинки, несколько оставлены целиком, и ими засыпан большой круглый хрустящий хлеб, политый оливковым маслом. сверху - немного базилика, оливок, и готово.
Фернандо успевает рассказать нам о том, что внизу, по деревянной лестнице, когда спускаешься к морю, есть небольшая площадка. Это их маленький бизнес - шезлонги, зонтики. Там работает его сын. Сам Фернандо почти не ходит на море, потому что когда-то у него случился инсульт.
- Я хожу на море осенью и зимой. Оно совсем другое, и в нем есть своя, неповторимая завораживающая красота. Тот, кто по-настоящему любит море, наверное, зимой любит его даже больше. - и я мысленно соглашаюсь с ним, оттого, что знаю - каково это, когда на пустом пляже - морской ветер, разводы по песку, которые не разрушает ни одна нога, ракушки, волны. Или ранней весной, как у Антониони в его "Эросе", когда Реджина Немни медленно танцует на пустом берегу.
Фернандо спрашивает о нас, и Дж. говорит, что я русская. Пожилой мужчина всматривается в мои черты и через минуту уверенно заявляет: "Да, действительно, по лицу ясно, что она русская". Он не спрашивает о холодах, зимах. Спрашивает, почему я здесь, ведь в этих краях они не привыкли к иностранцам. Мы говорим, что в субботу у нас свадьба, и он осыпает нас поздравлениями и пожеланиями, а потом возвращается с бутылочкой хорошего spumante, которое мы с удовольствием распиваем на троих.
Когда мы возвращаемся с моря и идем к машине мимо его кафе, он весело машет нам из бара: "Ciao avvocati! Tornate!", - пока, адвокаты! Возвращайтесь!

@музыка: sea sand and sun - arnica montana

@темы: эпизоды словами, впечатления, avvocato G.R, Italia

13:30 

Last night

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
— Зря я тебя привела сюда. Теперь я буду не любить эту кухню, потому что все в ней будет напоминать о тебе.
— Ты с ним — потому что он появился первым?
— Да… И я люблю его. И тебя я тоже люблю, и мне нравится, что можно сейчас сказать правду. И мне нравится преданность, верность… и вся эта фигня. Даже сейчас.

...
— Напомни, почему у нас не сложилось?
— Расстояние.
— Люди любят и на расстоянии…

...
— Почему ты перестал посылать мне e-mail?
— Этого стало мало…

...
"Прошлой ночью в Нью-Йорке", встретившийся эпизодом поразительно случайно в салоне накануне, ночной кофе со сливками, записная книжка и карандаш. Молчащий телефон рядом. Дождь за окном.
Дж. желает мне спокойной ночи, а я чувствую себя Джоанной, - когда я не могу уснуть, я думаю о тебе.

Думаю о том, как завтра снова буду готовить последние документы в Римский университет, о том, что Дж. говорит мне "я решил, в январе я увожу тебя и не спорь". Он знает, что я согласна, что с трудом переношу эту осень здесь. И мне хочется плакать, тихо, потому что мне не забыть последнюю московскую весну.

@музыка: so long, lonesome - explosions in the sky

@темы: Italia, avvocato G.R, о личном, цитатник моей жизни

13:13 

воспоминаниями

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Господи, какая же осень. Как целует в висок и бьет ледяным разрядом прямо в сердце. Как заставляет отталкивать протянутые к тебе руки и тянуть руки к сумеречной тишине. От "скоро, ведь, увидимся.. Господи, как же хочется тебя сейчас целовать в шею" слышен шорох шагов по мокрому асфальту. Уходящих прочь.
...
Я чувствую, как плавно ухожу под воду. Чем больше мне хочется спросить, и чем больше я спрашиваю, тем всё становится непонятнее, сложнее. Это похоже на зыбучие пески, из которых уже не выбраться.
...
Когда самолет плавно-плавно касается теплой римской земли, я думаю о том, как буду начинать с нуля. О редких сообщениях, об уходящей нежности. М.Дитрих когда-то сказала, что нежность — лучшее доказательство любви, чем самые страстные клятвы. И мне вдруг становится ясно, что мы упустили. Одним дыханием, одним теплым июльским вечером.
...
Пью чай на большой террасе, читаю А.Камильери, пытаясь разобраться в сицилийском диалекте. Снаружи идет тихий дождь. Минутная мысль о том, как бы хотелось показать ему Италию, и внезапный сигнал телефона - сообщение. Это какая-то магия, от которой иногда становится страшно, что он читает мои мысли.
...
Знаешь, я всё еще там, в начале июня у большого озера. Стою, прислонившись к твоему плечу, и смотрю на воду, на другой берег.
Я все еще в том баре, отсчитываю минуты в ожидании твоего сообщения.
Того, которое стало камнем по хрустальному стеклу, давшему трещины.
В ту ночь, когда наше совпадение могло бы стать роковым.
...
Наше время сыпется песком в песочных часах. Летом он падал вниз по крупинке, теплый-теплый, как рано утром у моря. Сейчас он остыл, вместе с осенними холодами. Когда же просыпется весь?
...
В январе мы проснемся на разных концах света. И, наверное, уже никогда не увидимся.
А сейчас только и есть, что осень, да исписанная записная книжка.

@музыка: dicintecello vuje - Mario Lanza

@темы: о личном, ловец моих снов, впечатления

12:13 

бежать

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Осень начинается в Москве, и я бегу от нее на юг. Всегда на юг.
Первый глоток римского воздуха - душный, жаркий, летний. Грусти совсем нет, она еще не чувствуется в воздухе. Я бросаю чемодан в машине и мы едем к морю, гуляем по пляжу, едим мороженное. Прохожие смотрят на меня с удивлением. Я - их первое напоминание об осени, вступившей в свои права на севере.
Когда и в Рим дожди начинают все чаще спускаться с гор, мы срываемся в ночь и едем по залитой дождем Autostrada del Sole всё дальше на юг, за Неаполь. Оставляем слева черную громадину Везувия, смешные вывески с рекламой супермаркета в Помпеях. Делаем остановку, и в кафе, где продают шоколад от самых маленьких упаковок до килограммовых плиток, пасту, консервированные помидоры, огромные оливки в банках, которые итальянцы покупают по-пути, берем кофе вместе с тремя монахами-францисканцами в сандалиях и коричневых сутанах, подпоясанных простой веревкой. По соседству мужчины смотрят calcio, играет Палермо.
Выехав на извилистую ленту дороги, прокинутой высоко над морем по краю скал, мы распахиваем окна и впускаем теплое дыхание моря.
Осень пытается настигнуть и в первую ночь в Прайано гремит грозой, бьющей в скалы высоко над нами. Я оставляю двери, выходящие на террасу, распахнутыми. Высокие горы не пропускают ее, и она только бессильно хмурится низкими облаками, застревающими на вершинах. Просыпаюсь с восходом солнца и босиком выхожу на улицу. С головокружительной высоты смотрю, как море, берег, сосны, - начинают приобретать сначала едва уловимые цвета, оттенки, а затем возвращают себе все яркие краски этих мест. Вижу, как по морю разбегаются лучи, оно меняет свой оттенок на яркий голубой и начинает смеяться бликами.

@темы: Italia, avvocato G.R, впечатления

00:32 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
А мы уже там, за чертой, чтобы ни говорили о рубежах, как бы нам ни хотелось ужиться и удержаться, мы уже за чертой, и некуда убежать, если шансы и были, теперь не осталось шансов. И от этого, знаешь, тихо и хорошо, в этом есть понимание и прощенье. Я не ждала тебя, и ты ко мне не пришел, мы не держим обиды и не храним вещей, но в этом есть такая легкость и простота, от которой мир становится поднебесным. Я распахнулась, и ты меня пролистал. Нашим страницам в одном переплете тесно, поэтому небо ясное. Журавли, бумажные, воздушные, неживые попарно поднимаются от земли, которую мы догнали и окружили. На земле начинается осень, ее шаги все отчетливей слышатся в воздухе напряженном… Время забытых лиц, запрещенных книг, время любить мужей, возвращаться к женам, верить и сражаться за рубежи, если успел остаться в земных пределах.

Мы уже за чертой, и надо учиться жить.

В этом-то все и дело.

(c) Кот Басё

@темы: ловец моих снов, стихи (из и-нета

09:41 

привет, осень

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Самолет прорывается под плотные серые облака, и касается темного мокрого асфальта. Все вокруг – дождливая серая осень, встречает нас после солнечной бесконечности и зелени.
Солнце появляется только через несколько дней. Утром я иду на работу и вижу, как кот крадется по ярко-зеленой траве, на которой в красивом хаосе рассыпаны разноцветные листья, и листопад продолжается под ветер, гуляющий среди желтых и красных деревьев, под тонкую ноту светло-голубого неба и уже едва желтого солнца.
Осень здесь хрустально свежая, она кристаллизует и проясняет, и я вдыхаю полной грудью этот холодный воздух.
Мама встречает нас яблочным бисквитом, фаршированными перцами. Из окна все деревья в парках превратились в разноцветное бушующее море, облака скользят быстрее, - всё это – как едва звучащая фортепьянная мелодия осени, с легкой грустью, мне повсюду вспоминается «Октябрь» Чайковского.

@музыка: impressioni di settembre - marlene kunz

@темы: Мир вокруг, о личном

01:06 

matrimonio

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
G. e N. hanno celebrato il suo matrimonio il giorno 15 di settembrе 2012.
Сегодня я стала синьорой Р.

@темы: о личном, avvocato G.R, Italia

17:08 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
к его печали прислоняются горы,
в его одиночестве тонут моря,
в его отрешенности гаснут ветры,
его именем пугают галактики…

А он,
как и прежде,
не подозревая об этом,
живет совершенно обыденной жизнью:
тоскует,
мечтает,
работает,
думает,
спит…

А иногда
(особенно ранней осенью)
бывает слегка взбудоражен идеей –
добиться признания маленькой женщины,
которую даже не любит

уже

...
Овладевая
всеми попутными
карнизами,
крышами,
трубами,
свалками
и
городскими трущобами,
он постепенно достиг
способности проникновения
в каждый грядущий миг!

И Верховным Ветром
ему был присвоен титул
Узурпатора Кошачьих Шагов
и вручена в безраздельное пользование
земля до другой планеты…

...
Перемещаясь в пространстве,
он непрерывно молчит, иногда
объясняется жестами…
Из-за страха случайного разоблачения,
он даже мыслить старается знаками,
как бабочки, звезды, деревья… Он знает –
существует такой океан,
из глубины которого
за ним наблюдают рыбы

(с) К.Джангиров

@темы: стихи (из и-нета, ловец моих снов

09:36 

из воспоминаний

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Он снимает с меня налет патины, обнажает перед собой и миром, я теряю уверенность без этого благородного слоя, который дает всем ощущение сохранившегося творения старинного мастера, а значит, маэстро. Я и сама готова сбросить эту уверенность уже пред его взглядом, а прикосновения оставляют на моей коже следы, безвозвратно смывая благородный слой спокойной и немного стервозной гордости, высокомерия, с которым статуя смотрит на
окружающих.

@музыка: sound in a dark room - telefon tel aviv

@темы: ловец моих снов, о личном

Летящие страницы

главная