• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:06 

человек декабря

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Человек декабря. Ты живёшь за картонной стеной,
окунаешь гортанную речь в говорливую речку,
что прибилась к порогу. Ты слышишь, как спорит с судьбой
на задворках старик, проклинающий ветхую вечность.

Ты выходишь из дома по следу опавшей листвы,
чтобы следовать свету, скользящему по вертикали
из раскрытого неба. И крошится стебель травы
под ладонью в кармане, наполненном волглой печалью.

Ты от срока до срока изнашиваешь вещество,
что дыханием бога проникло в телесные клети.
Ты боишься друзей и предательств. Но больше всего
ты боишься внезапной любви и беспамятства смерти.

Ты - седеющий мальчик - один в сердцевине зимы
под пронзительным утром и предощущением снежным.
Человек декабря.. Были двое – и мы, и не мы –
говорливые воды, молчанье и тихая нежность.

(c)

@темы: стихи (из и-нета

16:32 

Venezia

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Венеция утекает сквозь пальцы, струится бликами, отражениями. Небо здесь в двойном почете - умножается в воде и в стеклах вытянутых цветочной готики окон.
Я никогда не дышала столько морем. Морем живущая и морем созданная, дышащая.
Венеция звучит оркестром скрипок с полупрозрачной музыкой плеска волн каналов в еле уловимом фортепьяно.
В утренней тишине с Джудекка видна парадная суетность города. Она, Венеция, научилась удивительным образом сочетать пышную театральную парадность и простоту.
Мы находим самый прекрасный книжный магазин со старыми книгами, сложенными повсюду, старой гондолой, полной книг, кошками хранителями, подсказывающими, что купить.
С Zattere (Набережной неисцелимых) виден Питер. Скромная табличка Бродскому. Неизлечимо больные остаются и приходят в эти места. Изменилась форма чумы.
Тихое и умиротворенное спокойствие Сан Микеле. На могиле Бродского цветут розы. У Дягилева - маленькие балетные туфельки. У маэстро Стравинского - спокойствие и тишина. Поклониться каждому.
В Мурано у меня кружится голова от разноцветных сокровиц.
Бурано кажется игрушечным или волшебным королевством в одном из отражений. Тончайшие кружева, оконца, разноцветные домики, тишина улиц, открытые двери и запах свежей выпечки. Здесь нет времени, только приходящие и уходящие вапоретто, закаты и рассветы.

@музыка: venezia in sogno (chillout mix) - steven liquid and kira b.m.j.

@темы: путешествия большие и маленькие, впечатления, Мир вокруг, avvocato G.R, Italia

23:52 

credito del credere

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
В словарях доверие определено почти ошибочно: там оно подразумевает доверие к кому-то, кто заслуживает доверия. Это более объективно - поскольку человек заслуживает доверия, ты ему доверяешь. Это не твое качество; именно на качество другого человека опирается твое доверие. И поскольку заслуживающие доверия люди находятся редко, миллионы людей вообще забыли, что такое доверие.
(с) Ошо
***
Credito и credere - перетекают одно из другого. Доверие строится, постепенно, неспешно. Это вроде шкалы, по которой другу дается сто баллов, а он своими словами, поступками, увеличивает или уменьшает его. Ложь и недосказанность срезают эту шкалу пополам, что равно в этой математической модели предательству.
Недосказанность - идеальный способ манипуляции, игры в своих интересах, удобный способ, чтобы потом говорить, что был честен и не лгал. И при этом иметь возможность обижаться, и пытаться утвердить предательство наоборот, т.е предательство друга, который ничего не знал. Человек недосказанностью оставляет право считать предательством обиду друга, случайно открывшего недосказанность.
Как грязно и как скверно...

@музыка: the end (nico push remix) - friga

@темы: о личном, самокопание и результаты раскопок

02:02 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Мы ездим в горы, смотрим на долину с орлиной высоты площадки дельтапланеристов. Кругом лес и скалы, и тишина. Хочется расправить крылья и лететь, потому что нет никаких оград и препятствий - только край и больше тысячи метров.
Мы ездим на вулканические озера, старые города, водопады.
Мы сидим у моря в шторм и оно, несмотря на всю грозность и рев, расстилается нежно перед ногами.
Мы теряемся в римских улицах, бродим по Флоренции, едим такие вкусности, какие бывают только в Лацио.
Кругом цветут розы, и это самая прекрасная весна на свете.

@темы: Italia, avvocato G.R, впечатления, о личном

13:31 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Где начинается конец моря? Скорее даже так: что мы имеем в виду, когда говорим: море? Огромное, ненасытное чудище или ту волну, что пенится у наших ног? Воду, что можно зачерпнуть ладонью, или непроглядную бездну? Выражаем ли мы все это одним словом или под одним словом скрываем все это? Сейчас я рядом с морем и не могу понять, где оно. Море. Море.

(c) А. Барикко

@темы: цитатник моей жизни, Italia

00:00 

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
С каждой весной становишься все резонней,
настойчивей, резче, заходишь к Нему без стука,
говоришь: «Объясни, зачем это было - зима без звуков,
зал без цветов, театральное межсезонье,
зачем мы пытались выжить в таком режиме,
все время хотели воздуха, бились оземь,
никто никому не должен, никто не просит,
но все-таки
расскажи мне».

Он улыбается чем-то тягучим, солнечным, как смола.
Отвечает: «Ты меня обрела».

(c) Кот Басё

@темы: ловец моих снов, стихи (из и-нета

17:23 

Munich

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Мюнхен похож на отточенный клинок, леденяще-холодный, входящий под кожу.
В городе все отработано до невозможности, до исступления правильно. Кое-где попадающиеся уличные работы вызывают раздражение, что еще можно усовершенствовать.
Люди, ровно идущие по сторонам дорог, велосипедисты, едущие по-линейке. Чистые старинные дворы, башни церквей, барочные своды. Аккуратно сложенные с вечера столы и стулья на площадках у ресторанчиков.
Я греюсь на уличной решетке, выходящей из метро. Город режет мне кожу своим холодным ветром.
На Мариенплац почти никого, ранее утро. Девочка, сидящая у лазурно-голубой воды фонтана. Дракон ползет по углу резной ратуши. Стоит поднять глаза, как все пронзает резная невыносимая неоготика.
Замершие фигуры на механических часах ждут пробуждения карильона.
Во внутреннем дворе - непростая тишина, фигуры львов, окна, окна, бесчисленные горгульи, со всей немецкой серьезностью всматривающиеся в незнакомцев. Старые двери под сводами тщательно охраняются этими существами. Мне кажется, они только-только вернулись на свои места после ночных полетов.

@музыка: hertzblut - david keller

@темы: путешествия большие и маленькие, впечатления, Мир вокруг

02:59 

Кроме любви

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Не любила, но плакала. Нет, не любила, но все же
Лишь тебе указала в тени обожаемый лик.
Было все в нашем сне на любовь не похоже:
Ни причин, ни улик.

Только нам этот образ кивнул из вечернего зала,
Только мы — ты и я — принесли ему жалобный стих.
Обожания нить нас сильнее связала,
Чем влюбленность — других.

Но порыв миновал, и приблизился ласково кто-то,
Кто молиться не мог, но любил. Осуждать не спеши
Ты мне памятен будешь, как самая нежная нота
В пробужденьи души.

В этой грустной душе ты бродил, как в незапертом доме
(В нашем доме, весною...) Забывшей меня не зови!
Все минуты свои я тобою наполнила, кроме
Самой грустной — любви.

(М.Цветаева)

@темы: ловец моих снов, стихи (из и-нета

02:02 

Zurigo

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Цюрих совсем сказочный, с отточенными башенками церквей, похожих на иглы. Они так остро рвут низкие облака, что те просыпаются недозревшим слабым снегом, не долетающим до земли. Город живет в волшебной завесе полупрозрачного тумана, тепла, запаха свежего хлеба и шоколада. С балкончиков на набережной можно смотреть на пробегающих прохожих, трамваи и велосипеды. Набережная укрыта плотной завесой веток больших деревьев, изящно изогнутых над дорожкой.
Лиммат ведет нас все дальше, к башенке Фраумюнстер и двум массивным, отчего-то кажущихся лишними округлым башням Гроссмюнстер. За последним сдерживающим воду пределом - тоненькой полоской Квальбрюке - кажется, что небо почти касается озера нежно-нежно, этим полупрозрачным дыханием тумана и странным хрупким снегом, не касающимся глади воды.
Мне хочется остаться здесь, взять горячий чай или итальянский каппучино, и смотреть на это озеро, туман, лебедей, слушать церковный перезвон и не думать о времени.
There’s a road that follows to a home,
And the sky is heavy,
In the home she’s in a lonely room,
With music playing,
Can she hear my heart coming through,
On the door between.
(c)


@музыка: fray - rainy zurich

@темы: эпизоды словами, путешествия большие и маленькие, о личном, впечатления, Мир вокруг, avvocato G.R

14:06 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Москва встречает нас перехватывающим горло морозом, снегом, в котором тонет всё. Мы выходим из самолета и погружаемся в тягучую северную ночь, тихий шорох шин по засыпанной снегом дороге.
...
За эти дни в Москве я почти никого не вижу, затянувшаяся зима ослабляет организмы и все болеют. Я еще не была дома. Это самый странный приезд, в котором я понимаю, насколько отдалилась от московской жизни и российской действительности. Кажется, я заканчиваю сотрудничать с моей компанией. Стоило не появляться в офисе несколько месяцев, чтобы понять многое. Может быть уже по возвращении напишу письмо. Много неприятных мыслей остается внутри. С высокопоставленными итальянцами работать проще, в них отчего-то больше честности.
...
Мы замерзаем от одного звука северного ветра в галлерее Гельмана, там United States of Siberia.
Швейцарский шоколад из Цюриха - угощение всей семье, пасхальная colomba и бутылка любимого густого morellino di scansano, - все это аккуратно стоит на полочке, в надежде на выздоровление семейства.
...
Короткие прогулки по городу и душные воспоминания.
Нужно отправить открытки Себастьяно в Геную.

@музыка: my heart is refusing me - loreen

@темы: avvocato G.R, впечатления, о личном, самокопание и результаты раскопок

00:34 

la notte della sabba

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Ворота замка закрыты на замок, вокруг никого, пустые улицы, прикрытые ставни. Только свежий крепкий запах топящихся каминов выдает людское существо в округе. Такая тишина, что хочется спрятаться в один из домов, и смотреть на происходящее снаружи через щелку в ставнях.
Старый гном на калитке одного из домов задумчиво смотрит на нас, отслеживает взглядом. Он держит в руке небольшой старинный фонарик. Сегодня вечером он пригодится, клубящиеся над горами тучи спускаются все ниже.
Через чугунную решетку замковых ворот видится заросшая аллея, куда можно было бы пробраться, но только отчего-то нет желания. Внутри колется незнакомое чувство. Из единственного светящегося окна замка кто-то смотрит на нас.
Мы едем еще выше, городок, в который нет ни указателя, ни видимой снизу дороги. В San Vincenzo Superiore мы заезжаем случайно, и только открываем дверь машины, как начинает бить колокол. Через пару минут из ниоткуда появляется мужчина в черном пальто и идет к нам: «Вы кого-то ищете?». Для местного виллана он прекрасно говорит по-итальянски.
В Morrea, куда нам хочется попасть, заканчивается дорога. Городок на высокой горе, над которым возвышаются снежные пики. Заброшенные дома на подъезде зарастают плющом, дорога вьется через оливковые рощи, гнущиеся от сильного ветра. Мы выходим на старой площади, с которой открывается невероятный вид на веером уходящие вдаль гребни. Здесь такая тишина и такой ветер, что трудно дышать. Проходим по улице «под церковью», хотя церкви я не вижу, и выходим на небольшую террасу. Я почти интуитивно чувствую в городе четыре-пять человек, не больше. И почти не чувствуется запах топящихся каминов. С террасы открывается вид на долину и петляющую внизу реку, параллельные прямые автострады и железной дороги, селения под горой и склоны гор напротив, заснеженные, с линиями ущелий в снегу. Странные белые облака спускаются все ниже и ниже с двух гор. Morrea оказывается почти между ними. Ветер беспощадно гонит нас прочь. Я поворачиваю голову и у окна замечаю метлу, почти новенькую. Входные двери этого дома – старые, заперты давно, перед ними стоят цветочные горшки, что не выйти, не войти. Нам с Дж. Начинает казаться, что в этом ветре, в курящихся облаках, в пустых селениях и в одиноком прохожем в Сан Винченцо есть что-то необычное. Мы спешим спуститься и уехать, потому что вечер опускается с этими странными облаками стремительно быстро. Потому что старый гном смотрел на нас задумчиво, и у нас нет фонарика в руках.
Это одна из волшебных ночей, когда горные тролли прячут свои сокровища, когда можно увидеть гномов. Одна из колдовских ночей старых магов, нагоняющих белые облака, и одна из ночей ведьминого шабаша.

@музыка: mountains of rain and sun - telenn gwad

@темы: Italia, avvocato G.R, Мир вокруг, впечатления, о личном

20:54 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Ледяной воздух режет все внутри, он появляется из ниоткуда, как и снег, покрывающий все вокруг. Снег уже слегка талый, но чистый, что почти не разобрать слоев. Я выхожу, чтобы промерзнуть в этой белоснежной пустыне, пропахнуть снегом, ветром, продышаться. Так, словно все это время внизу я дышала поверхностно, едва-едва. Снежный пик в закатных лучах, пустая дорога 666, на которой я танцую, странные следы уходящие куда-то вниз по склону, не разобрать.
Полторы тысячи метров.
...
Мы смотрим на закат с пустой площадки для дельтапланеристов. Она невыносимо притягательна своей высотой, особым светом, особым звуком. Слышно, как за спиной по скальному отрогу сыпятся камни и звенят по крышам двух оставленных машин. Слышно, как пролетает вихрями ветер, как шуршат камешки под ногами. Чем ближе к краю, тем заманчивее, и нет никаких преград, ничего, раскинуть крылья. За полосой гор впереди угадывается море. И тишина, такая, что не плакать, не смеяться, замереть на мгновение и прыгнуть. К закатному солнцу, к какому-то случайному костру внизу и дальше на запад, до самого края. То ли до Авалона, то ли до Валинора, потому что в этот момент они существуют.
...

@музыка: song for mountains - les discrets

@темы: о личном, впечатления, avvocato G.R, Italia

02:03 

***

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Мы сидим на самом краю, пригревшись, мы у Него в руках. Мы бежали через ноябрь к марту и обогнули шар. На двоих у нас есть беспокойный компас и с десяток дорожных карт. У меня - очки и смешная шапка, у тебя – разноцветный шарф. Нет ни общего прошлого, ни историй, душащих по ночам, нет терпения, чтобы найти причину, по которой мы тут сидим. Я умею с тобой проходить сквозь стены, чтобы потом молчать, потому что когда замолкаешь – слышишь сердце в твоей груди.

Соль на губах проступает морем, море покорно ждет. Если бежать босиком по пляжу – там остается след то ли влюбленного зверя, то ли ловца, что за ним идет – без отдыха через ноябрь к марту по этой большой земле. Вот прибой прорастает сквозь дикий камень, вот мы стоим на нем. Рыбы плывут по морским дорогам, словно осколки льдин.

Я говорила с ветреным мартом и с пасмурным ноябрем.

Теперь я буду молчать и слушать сердце в твоей груди.

(c) Кот Басё


@музыка: boy wolf - kat frankie

@темы: стихи (из и-нета, ловец моих снов

00:22 

sabato

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Сегодня Италию заливает дождь. Впервые после долгой недели холодного солнца. Дождь оставляет идеальные прямые под идеальным углом, поезд с трудом прорывается через встречный ветер и завесу воды, иногда слышится вой. В дождь здесь совсем не грустится, потому что завтра по всем прогнозам снова солнечно, потому что на идеально ровных полях светится изумрудом свежая трава, потому что на апельсиновых деревьях висят яркими оранжевыми пятнами ароматные фрукты. Дождь в Италии – это просто повод сказать «che pioggia!», покачать головой и рассказать историю.

Себастьян расказывает свою невероятную историю о том, как имел свой бизнес в Генуе много лет, мечтал проехать Россию на мотоцикле в далеком восемьдесят восьмом, но после пятидесяти лет, в один прекрасный день оказался с двадцатью евро в кармане. Он пошел в университет и получил диплом юриста, закончил магистратуру в Испании и сейчас учится в Риме, каждую неделю приезжая из Генуи. Глядя на него, я чувствую восхищение. Мне очень хочется, чтобы он однажды устроил нам экскурсию по его родному городу.
А. рассказывает об отце, который с волной иммиграции отправился в Америку, и вернулся спустя тридцать лет. Он никогда не рассказывал о том, что делал там. Но в течение всего времени присылал деньги, правда, таким образом, чтобы получить их мог только он, по возвращении.
Мы с А. часто рассказываем истории, так, словно у каждой из нас есть горка старых фото, из которой мы поочередно вытаскиваем одну и рассказываем о дядюшке Р., или вот на этой - молодой Н., а вот здесь - его жена.
...
Когда американец Алек, с сицилийскими корнями и вторым итальянским паспортом, рассказывает, что всю жизнь готовил пасту, и с американским акцентом произносит «Мы завтра голосуем», - мне хочется улыбаться.

@музыка: buried in the murder - the lonely wild

@темы: эпизоды словами, о личном, впечатления, avvocato G.R, Italia

01:58 

terremoto

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Землетрясение застигает всех субботним вечером (вторую неделю подряд), кого-то в постели, кого-то в баре, и через пять минут площадь у ворот дома заполняется людьми, некоторые в пижамах под пуховиками, синьора в пижаме и норковой шубе. Сегодня нас потрясывает весь день. Отменяют спектакли, все покидают бары. Эпицентр всего в тридцати километрах, и старые дома шатаются при трех и пятибальной волне, и слышится шум ставен. Старушка И., которой идет сотый год, решает не покидать дом. Спешка и спуск с высоты третьего этажа, потом подъем обратно, - вот настоящий риск для сердца, а не это землетрясение. Она посмеивается.

В нашем доме мы почти не почувствовали волну, новые дома построены с повышенными требованиями к сейсмоустойчивости. П. вспоминает сильное землятресение в Неаполе, когда шум от волны опережал ее на несколько секунд, и П. слышала ее приблежение, играя во дворе. Вспоминает, как животные прятались за несколько минут до волны землетрясения в Аквиле.

Горы растут.


@музыка: counting down - nataly dawn

@темы: эпизоды словами, о личном, Italia

21:16 

mare

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Море прячется внутри, глубоко внутри, и вырывается наружу, стоит только прикоснуться кончиками пальцев к холодной пенной воде, плавно накатывающей на песок. Море также, как и внутри, ревет, разбивается о камни и скалы, превращаясь в брызги. Внешнее и внутреннее море соприкасаются в единственной точке, в которой слышно только шум волн, ветер, чувства становятся резче, острее, и в то же время спокойнее. В этой единственной точке бъется сердце.
...
Мой любимый город на скале до лета остается под надзором сотни человек, закрыты ставни, покинуты до весны отели, рестораны, бары, gelateria, yogurteria. Мы встречаем только три человека, гуляющих по lungomare. Один из них спешит исчезнуть, как только мы спускаемся по узкому проходу к морю. Оно подкрадывается к самым постройкам, спешит ревностно утащить всё, что находит, и выбросить на берег лишнее. Я – единственная, кто решается спуститься на песок. Мы с Дж. идем к скале, оставляя две дорожки следов. Стоит только подняться по лестнице и оглянуться, как следы исчезают, и кажется, что это был странный сумеречный сон.
Море зимой не ревет, стоит только прислушаться, как находится тончайшая мелодия. Свинцовое контрастное небо прячет заходящее солнце внутри. Лучи вырываются где-то над берегом, и оттеняют места, где небо дождем соприкасается с морем. Насыщенный серый становится кристальным аквамариновым, с белыми отливами бегущих хребтов волн, похожих на удивительных морских существ, и играющим с нежным серо-розовым оттенком заходящего солнца.
...
В кафе у моря двое завсегдатых болтают с хозяйкой, причитающей “Mamma mia, che onde! Che onde! Chissà che ci porteranno”. Она готовит вкуснейший горький горячий шоколад с амаретто. Теплые деревянные стены, столы и стулья, высокие и узкие окна, смотрящие на море. Сумерки сгущаются, и снаружи вода и небо превращаются в одно целое, облетевшие деревья стойко смотрят на волны, и начинают разгораться фонари.


@музыка: gwerz kiev - denez prigent

@темы: avvocato G.R, Italia, впечатления

02:40 

Ostia

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...

Ветер, молл,уходящий в море. Теплая голубая вода, прозрачное небо. Площадь заполнена людьми. Дети, бросающие конфети. Дети вразных костюмах. Дети, сидящие в кружок и наблюдающие за уличными артистами. Вся площадь покрыта плотным слоем конфети. Шагов не слышно. Карнавал.

...
Римский порт. Подтопленные насыпи, рыбаки на краю. Тонкая полоса розового заката. Замерзшиеруки. Рынок с баночками меда, ручной работы коврами, тонкими керамическими кафтанами, стеклянными свечными фонарями. Ужасно мерзнут руки. Почему с В. мы говорим по-итальянски?

...
Кошки спят в обнимку под батареей. Девочка стесняется. У нее совершенно русское лицо. Говорит иногда с невозможным римским акцентом. В стеллаже русские книги и русская литература на итальянском. Большой словарь. Воспоминания о Москве, которую я не знала.

...
Коллекция чайных чашек. Веджвудский голубой фарфор. Девочка показывает свои любимые чашки, и рождественскую – с ангелочками. В студии - картины, написанные архитектором. Правильная перспектива и минимализм. Коллекция гитар и книг. Гражданский кодекс.

...
В. отвоевывает помещение для театра. "Они не понимают, они никогда не были во МХАТ". Зал, тишина, и вскрик, от которого подпрыгиваешь.


@музыка: hurt me - jezabels

@темы: впечатления, Мир вокруг, Italia

21:37 

Mir

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Человек из селения Негуа, что на побережье Колумбии, сумел подняться высоко в небо. Вернувшись, он об этом рассказал. Сказал, что оттуда, сверху, наблюдал за жизнью людей. И сказал, что мы - море огоньков.
- Мир - именно это, - поведал он. - Очень много народу, море огней.
У каждого человека свой собственный свет, что горит среди остальных. Нет двух одинаковых огней. Есть огни большие и огни маленькие, и огни всех цветов. Есть люди спокойного огня, которые и не подозревают о ветре; и люди сумасшедшего огня, которые наполняют воздух искрами. Некоторые огни, глупые огни, не освещают и не обжигают; но есть и те, которые сжигают жизнь с такой охотой, что невозможно смотреть на них, не мигая; и если кто приблизится к ним, то загорится сам.
...
Уже в агонии, человек с виноградников сказал на ухо Марселе. Он открыл ей свой секрет перед самой смертью.
- Виноград, - прошептал он, - сделан из вина.
Марсела Перес-Сильва рассказала об этом мне, а я подумал: "Если виноград сделан из вина, может быть, и мы есть слова, которые рассказывают о том, что мы есть."

(c) E.Galeano, El libro de los abrazos

@темы: цитатник моей жизни, моя Испания

00:09 

Тише

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...
Из чего состоит это все? Из звуков - телефонных звонков да случайных песен. Кроме звуков нет признаков, что друг другу мы важны, что я тебе интересен, что во мне, закутана в децибелы, спит такая тишь, от которой страшно. Si vis pacem, девочка, para bellum. Потому что я выключу звук однажды. И тогда, обрушившись свежим снегом, погрузив в молчание, словно в Лету, отделив от голоса человека, тишина моя призовет к ответу. Окружит, обнажит и обезоружит, бросит нас, бессловесных, - попробуй выжить.

И тогда ты узнаешь, что звук не нужен… звук не нужен, девочка… тише…

Тише.

(c) Кот Басё

@темы: стихи (из и-нета

02:08 

I

И тополя уходят - но нам оставляют ветер...

Ничего не начинается и не заканчивается, как бы патетично это не звучало. Поезд едет “вверх”, как говорят здесь, с юга на север. У меня в руках бутерброд из свежего хлеба с твердой корочкой из каменной печи, поркетта, а за окном холмы и поля, с двух сторон – горы с заснеженными вершинами. Солнце подсвечивает и без того яркую зимнюю зелень травы, контраст гор, над которыми клубятся черные облака, низкие, что кажется, эти горы – бесконечность. В ущельях курятся небольшие облачка. Там, где заканчивается зеленая подложка долины и начинаются гребешки гор, примостилась деревушка, в ожидании и надежде, что снег до них не дойдет. А снег спускается всё ниже, сырой и большой, захватывает всё, окутывает каждую ветку.

Я похожа на девочку из старого клипа Майлза, который мне всегда нравился. В этом поезде кажется, что так было и будет всегда, за окном будут мелькат пейзажи, остановки, закаты и рассветы. Мне нравится здесь, в Лацио, где однажды я случайно оказалась и почувствовала себя дома. Мне всё еще так сложно понять, что через несколько дней меня не заберет самолет, что теперь я - часть этого.

Я ужасно хочу поехать в заснеженные горы, в Молизе, где они самые высокие.

Даниэле говорит мне: «Конечно, но под снегом все будет одинаковым. Может лучше поехать летом?»
А я каждый раз вижу заснеженные верхушки Абруцци и говорю, мы поедем туда в феврале.
...
В Colfelice совсем забывают свою историю. Соседнее Fregellae гордится своими римскими корнями, хоть от них и осталось всего пара развалин. От легенды о Драконе и старом названии городка остались только воспоминания, но только я каждый раз проезжая мимо, смотрю на уснувшего дракона, на его спину с окаменевшим гребешком.


@музыка: it's alright - bang gang

@темы: самокопание и результаты раскопок, о личном, впечатления, Мир вокруг, avvocato G.R, Italia

Летящие страницы

главная